Рабочие места: фотографии логова артемия лебедева в его студии — хитрые советы

Студия Артемия Лебедева изнутри — мнение коллег

Рабочие места: фотографии логова Артемия Лебедева в его студии - хитрые советы

Кто-то считает Артемия Лебедева гением, кто-то проходимцем. Лебедев плюет на тех и на других. Разрывает многомил­лионные контракты, посылает клиентов и вообще ведет себя как хочет.

Мы поговорили с бывшими кол­ле­гами Лебедева и попытались разобраться в том, как этот феномен устроен: Демьян Кудрявцев, Леонид Бугаев, Катерина Макарова, Олег Пащенко, Ольга Куликова, Юрий Гордон, Антон Ярусов, Владимир Долгий-Рапопорт, Ждан Филиппов, Алена Дорохина.

Демьян Кудрявцев — 1995 году партнер Сту­дии Лебедева, до июня 2012 года генеральный директор издательского дома «Коммерсант»«Считалось, что создавали эту студию Тема, я и еще несколько человек. Некоторые из этих людей остались в студии, например, Денис Шохин. Но никто из нас не придумывал, как студия должна быть устроена.

Придумывал Тема, мы помо­гали оснащать это либо идеями, либо инфраструктурой, либо деньгами. Я делал свои проекты, в частности, моим проектом был сайт «Аквариума», в силу того что я из Ленинграда и у меня существовали в тот момент какие-то особые отношения с группой.

«Аквариум» в 1990-е — это мегабренд, который позволял заявить работу очень громко, чтобы потом и другие могли стать нашими адептами или клиентами — или, наоборот, ненавистниками. Жизнь студии — это и есть жизнь Лебедева. Он способен поссориться с близким другом, если будет пересечение этих отношений с его деятельностью.

При этом целью деятельности являются не то чтобы деньги, цель — это именно возможность реализации в самых разных направлениях. Хочу заняться дизайном медиа — и займусь, хочу делать электронные приборы — значит, буду.

Возможность продвижения себя в смежные, но иначе устроенные области — это то, что доставляет Лебедеву радость, и ради этой радости он готов многое терпеть, в том числе нелюбовь к себе. Об отношении Темы к работе говорит все: то, как он сидит на работе до двух ­часов ночи, то, как он за 15 лет из компании в семь человек создал компанию в несколько сотен человек, то, как он сделал важнейшие темы и стандарты в русском интернете.

Тема черствеет даже в проявлении своей гибкости, наглости и оригинальности. Это нормально, ему 40 лет, уже пора. Но при этом никто больше не создал такую систему вещания своих идей — все эти бесконечные этикетки, упаковки, вывески.

Другого дизайнера, который готов свою жизнь тратить на это, не всегда монетизируя это впрямую, у нас нет. И если ты становишься у какой-нибудь точки и начинаешь в нее долбить, в какой-то момент случается прорыв.

Этот прорыв недостаточен для того, чтобы мы стали жить лучше, но он хотя бы отсылает нас к тем мирам, где люди, на наш взгляд, живут лучше».

Леонид Бугаев — в 1998 году технический дизайнер Студии Лебедева, сейчас основатель бюро Nordic Agency AB, автор книг «Мобильный маркетинг» и «Мобильный нетворкинг»

Я пришел в 1998 году, и тогда еще не было четких должностей. Студия была ­маленьким семейным бизнесом, который уже через несколько лет вырос в большую машину. Я еще помню офис, который находился на задворках мэрии, о котором мало кто знает. Туда приходили правители рунета — Антон Носик и другие.

Я смотрел на этих людей и понимал, что творится история, но был слишком юн, чтобы делать что-то свое. Деньги всегда были закрытым вопросом. Нельзя было спрашивать, какая у кого зарплата, поэтому дизайнерам оставалось только гадать о своей стоимости. Но дизайнер чувствовал себя центром мира, все строили клиентов.

И очень часто креативные директора, с которыми я работал, жаловались мне, что всем хороши выпускники Студии Лебедева, кроме того, что они считают, что мир может подождать. Клиент Студии Лебедева и клиент другой студии — это разные вещи. Каким-то магическим образом Теме удалось сделать так, что клиенты плакали, кусались, но продолжали с ним оставаться.

Дизайнеры тоже находились в состоянии перманентной обиды. Тема мог прийти, посмотреть на экран и сказать: «Это — говно». Но зато когда ты после десятой переделки слышишь: «О’кей, хорошо», то это звучит как лучшая похвала. В студии даже охрана могла что-то выкинуть.

Как-то они предложили алкотест: поход по 11 барам, в каждом из которых выпивалось по 50 г водки с целью дожить до последнего. Тема честно во всем этом участвовал. Меня из студии уволили, сказав, что «больше не нуждаются в моих услугах», я тогда ужасно обиделся.

Но после того как увидел массовые увольнения из студии, понял, что это такая методика, которая принята Шохиным с Темой. Увольнение стало для меня стимулом стиснуть зубы и показать миру, что я лучший. На десятилетии студии мы обсудили эту историю с Артемием Андреевичем, и он сказал, что для этого все и делалось: чтобы все шли дальше.

Очень интересно, как Тема в свое время забил все домены. Это визионерское чувство, что все когда-то выстрелит. Он, например, зарегистрировал домен akunin.ru, чтобы познакомиться и общаться с Чхартишвили. На сайте pelevin.ru до сих пор висит что-то вроде «Витя, позвони по этому номеру. Тема».

Катерина Макарова — в 1999–2003 годах менеджер проектов и аккаунт-директор в Студии Лебедева, сейчас PR-директор в Cosmotheca

Мой первый брак и первый кот родом из Студии Лебедева. Кота звали Хрефа (потому что «a href»), и он родился прямо в менеджерской комнате. Да и мы все тогда там не просто работали, а жили.

Было много традиций — от пятничных застолий на кухне в Газетном, где меня научили пить водку, кстати, до совместных развлечений вроде похода в тир, баню или прыжков с парашютом, где я сломала ногу, и три месяца потом работала на костылях.

Сначала студия была очень маленькая, потом подросла, но главное оставалось неизменным: студия бесстрашно бралась делать что-то совершенно новое (вообще или для себя) на деньги заказчика, а моя задача заключалась в том, чтобы клиент был счастлив, разработчики не очень несчастны и мы бы на этом заработали. А вдобавок мы старались не идти на компромиссы.

Редактировали и переписывали тексты клиентов, сочиняли контент, делали корректуру сайтов и заставляли правильно верстать тире, кавычки и подбирать висящие предлоги даже в коммерческих предложениях клиентам. Убеждали клиента в том, что считали правильным и крутым. Придумывали всякие безумные идеи, выигрывали тендеры.

Сами ночами заливали картинки в админку, если некому, спали на диванчике, до хрипоты делили дизайнеров на планерках, поднимали упавшие сайты из бэкапа и показывали виртуозные адажио программистов по клавишам изумленным клиентам. Мы были такие цифровые мэдмены двухтысячных.

Да, долгое время ни один сайт, ни одна картинка не отправлялись к клиенту, если его не утвердил Лебедев, — раз уж его имя в названии компании (и это еще история про личную ответственность, довольно нечастая и теперь). Но, кстати, с ним можно было спорить и иногда переубеждать. У меня получалось иногда. А еще у Темы всегда была и осталась миссионерская позиция по отношению к миру и к сотрудникам. Так что или учишься, или на выход. И в некотором смысле это была хорошая школа, не знаю уж как сейчас. И отличная компания, по которой я порой скучаю.

Олег Пащенко — в 1999–2010 годах арт-директор Студии Лебедева, сейчас преподаватель курса «Цифровое искусство» в Британской высшей школе дизайна

В профессиональном отношении пользу студии я не приносил никогда. Я не был хорошим дизайнером, и у меня голова в этом направлении работает ­куда хуже, чем у действующих арт-директоров студии. Мне никогда не было ­особенно интересно заниматься интерфейсами, сайтами.

Тем не менее я много лет работал над банковскими сайтами, что было предметом бесконечных шуток: ­Пащенко немного не от мира сего, но занимается одним из самых респектабельных видов сайтостроения. Я был человеком-талисманом. Думаю, меня держали в студии по нескольким причинам.

Во-первых, Тема, как мне кажется, верил, что рано или поздно я возьму себя в руки, а во-вторых, Студии Лебедева хотелось иметь у себя такого странного человека, как я. Лебедев в году 1999-м написал: «Олег Пащенко — самый мрачный дизайнер рунета». Как талисману, мне многое позволяли.

Помимо банковских сайтов, которые были моим неизбежным злом, я занимался разными странными вещами. Например, я рисовал для отечественного арт-хауса, для фильма «Железная дорога» Алексея Федорченко, например. Мрачноватые картинки я рисовал, неформатные. Одно слово — мрачняк. Я одиннадцать лет эту роль играл, но под конец заскучал и ушел.

При этом я понимаю, что благодаря Теме я все эти годы провел в тепличных условиях, где мне позволялось заниматься тем, что мне нравится. Почему так? Да потому что Тема меня, по-видимому, очень любил.

Ольга Куликова — в 1998–2002 годах генеральный директор Студии Лебедева, сейчас владелец диджитал-агентства Articul Media Group

Я училась во Франции в медицинском институте и в рамках дипломной работы, посвященной раку молочной железы, делала сайт, где была и программистом, и продюсером, и материал ездила в госпиталь собирать. Вернулась в Россию, включила телевизор и — увидела Тему. Он рассказывал о какой-то выставке с невероятной такой наглостью.

Я тогда уже понимала, что медициной заниматься в этой стране не хочу, поэтому я зашла на его сайт, нашла вакансию, написала письмо, и меня взяли. У Темы был талант собирать вокруг себя трудоспособных, умных людей.

В конце 90-х мы были как секта в хорошем смысле этого слова: жили в студии, иногда выглядывали на улицу, но там было так неинтересно, что мы торопились обратно. В три часа ночи с работы уходили, в девять утра приходили. Сейчас, по-моему, никто уже так не работает. Ну да, Тема сложный человек. И — да! — очень наглый. Никогда не забуду, как он со мной спорил про стихи.

Я ему говорю: «Это Маяковский». А он: «Не Маяковский». Я его тычу в книгу, а он все твердит: «Не Маяковский, не Маяковский». Помню еще момент, когда он объявил, что студия, носившая до этого имя WebDesign, будет называться «Студией Артемия Лебедева». Все просто офигели — говорили, что Тема, конечно, вконец обнаглел.

Читайте также:  Как усилить безопасность в mac os x - хитрые советы

Или еще момент, когда Тема сказал: «А теперь мы будем подписывать сделанные нами сайты». У меня лично это вызвало недоумение. Я говорила: ­«Тема, но это же клиентская работа, на их деньги сделанная, а ты будешь ставить на нее свой штамп». А он говорил, что это знак качества и что все скоро будут мечтать получить такой штамп на свой сайт. Ушла я из-за конфликта.

Это было тяжело. До последнего момента я не верила, что уйду, они не верили, что я уйду. И я очень долго отходила от своего ухода — года три точно, у меня была прямо настоящая психологическая травма. И Тема, к слову, со мной до сих пор не разговаривает.

Юрий Гордон — в 2001 году подрядчик Студии Лебедева, сейчас — один из основателей студии Letterhead, которая занимается созданием шрифтов, автор книги «Книга про буквы от Аа до Яя»

Мы делали для Студии Лебедева шрифты. Artemius стал первым заказом шрифтовой семьи, который был сделан в России дизайнерами для дизайнеров. Эксклюзивный шрифт стоит больших денег, и не все дизайн-бюро могут его себе позволить. Для нас это был тоже уникальный заказ, потому что собственные шрифты кириллицей в начале 2000-х делали мало.

Название шрифта Artemius, который мы создали для Темы, — мое. Я почти уверен, что с этого названия пошла история про все латинизированные названия в Студии Лебедева. Но назван он так был не в честь Темы, а в честь героя из «Wild Wild West», которого звали Артемиус Гордон. То есть совместились моя фамилия и Темино имя. Я Теме про это рассказывал.

И там есть одно начертание в этом шрифте, смешное, совершенно дурацкое, стимпанковское, которое как раз и называется Artemius Gordon. Все знают Тему по «уютной жежешечке» как страшного матерщинника. А он в курсе, что я принципиально не матерюсь. И Тема за 10 лет с лишним нашего с ним знакомства ни разу при мне не употребил ни одного матерного слова.

Эта студия — красиво работающий механизм. Как-то на Западе я рассказал, что в России есть студия, где работают 200 человек, мои собеседники рты пооткрывали, потому что там обычно максимум 30 человек в студии. У меня был забавный момент в студии: я сначала познакомился с Линор Горалик, а потом только узнал и прочел ее стихи.

Это о том, какие там люди работают. Тема — Толстой по характеру. Отчасти он Толстой-американец, а отчасти граф Толстой, он барин. Гигантомания ему всегда была свойственна, и она работает. Поэтому все и удивляются, как такая огромная махина может так долго работать — и ничего с ней не делается.

И Темин девиз «Если где-то ­делают дорого, то мы сделаем еще дороже» на нашем рынке срабатывает.

Антон Ярусов — в 2002–2006 годах арт-директор Студии Лебедева, сейчас креативный директор студии Actis Wunderman

Я просто зашел на сайт студии, выполнил тестовое задание, отправил его и — получил ответ: «Приезжай». Так меня приняли на работу. На тот момент в студии работали лучшие веб-дизайнеры страны. Это был такой болезненный, но интересный опыт: вот ты сидишь такой состоявшийся специалист — и понимаешь, что справа от тебя сидит еще более яркий специалист, и слева еще один, еще более крутой.

Тема на моей памяти ничего руками уже не делал, но был арт-директором в прямом смысле слова: оценивал работы, смотрел, что исправить, говорил, как. Вообще говоря, арт-директора бывают разные — прессующие, не прессующие. Так вот Тема был ярко выраженным непрессующим идеологом. Он генерировал идею, давал конкретные советы, но дальше предоставлял дизайнерам полную свободу.

Вот говорят, что Тему невозможно было переубедить, — вранье. Сделать это было тяжело, но можно. Меня сильно удивляло в Теме то, что он не боится впрягаться в долгосрочные истории.

Вам известно, например, что Студия Лебедева уже много лет накапливает свой фотобанк? Не знаю, как сейчас, но раньше так было: сотрудники, вернувшиеся из отпусков, сгружали свои фотографии на специальный сервер, и если кому-то из дизайнеров вдруг оказывалась нужна, скажем, фотография ребенка, то он — вместо того чтобы где-то ее выкупать — заходил в фотобанк и брал то, что нужно.

Или клавиатура с дисплеем на клавишах. Тема рассказывал, что эта идея пришла ему в голову очень давно, но так как тогда не было никакой технической возможности ее реализовать, он сложил идею на полочку. А как только возможность появилась, сразу ее достал.

Владимир Долгий-Рапопорт — в 2006 году менеджер веб-проектов Студии Лебедева, сейчас совладелец компании The Great Company

Большинство компаний дорожат своим имиджем: «Мы такие красивые, корпоративные, с нами легко работать». А Тема говорит: «Нет. Мы срываем сроки. Мы для Тинькова сделали все …, а он …». Почему женщинам нравятся подлецы и хамы? Поэтому же Темина студия нравится клиентам.

Притом что они делают не лучший дизайн в России — как веб-, так и промышленный. Что-то у них по­лучается лучше, что-то хуже. Десять лет назад он был более на слуху. Есть такое идиотское слово — «креатив». Вот этого в Студии Лебедева почти нет.

Если вы попросите дизайн сайта, то они сделают сайт, который решает свою задачу, и для большинства случаев это именно то, что нужно. Когда вам нужен дизайн корпоративного сайта или навигации по торговому центру, вы обращаетесь к тем, кто делает красиво и надежно.

А если вам нужна какая-то wow-история, что-то, что привлекает аудиторию не из-за своей функции, а просто потому, что это клево, то это не к Студии Лебедева, а к другим ребятам.

Ждан Филиппов — в 2006–2010 годах дизайнер Студии Лебедева, сейчас куратор архива Мастерской Димы Барбанеля

Я пришел работать в студию верстальщиком; это самая низкая должность, ­которая только могла быть. Сначала я делал всякую дрянь, например, собирал брендбуки. Потом начал карабкаться все выше и выше и стал дизайнером, ­одним из десяти ведущих.

В студии никогда не было такого, что если ты верстальщик, то ничего, кроме верстки, ты не видишь. Любой мог пробовать делать что угодно, и если выходило круто, то ему давали новые задания. Должности были формальными. Праздники в студии всегда были отличные. Как-то мы поехали в «Колкуново».

Просто заказали автобусы, упаковали людей, еду, алкоголь, забили всем этим автобусы. Приехали — и там страшный, невероятный трэшак начался. Все перепились моментально, стали прыгать с барж в реку. У нас там был домик — баржа на воде, — и на крыше мы, собственно, ­организовали дискотеку.

И вот ты танцуешь, а потом — у-у-у! — с крыши в реку. Лебедев не прыгал.

Алена Дорохина — в 2007–2009 годах дизайнер в Студии Лебедева, сейчас фрилансер, фотограф, художник

Я пришла в студию в переломный момент. Раньше Тема сам собеседовал всех ­людей, всех знал по именам, но к 2007 году в студии работали две сотни человек, и со многими он впервые встречался на корпоративных праздниках.

Периодически он приходил, смотрел, чем мы занимаемся, и говорил: «На этот баннер нужно тратить пятнадцать минут, не больше!» Но наш начальник, естественно, за­бивал на это и работал так, как считал нужным.

И в этом чувствовался другой ­подход к делу, нацеленный больше на зарабатывание денег, чем на искусство. Кризис, конечно, сильно подкосил студию. В 2009-м ушли практически все мои друзья.

Увольнять людей по сокращению штата начали еще в 2008-м, а потом началась какая-то совсем уж смешная экономия на обедах, и общее настроение как-то подпортилось. Грубо говоря, как только отменили бесплатные обеды, о смене места работы задумались многие.

Источник: afisha.ru

Источник: http://animation-ua.com/ru/studija-artemija-lebedeva-iznutri-mnenie-kolleg

Руководитель «Магазина подарков» Степан Чельцов: «В Студии Лебедева «бывших» нет»

Здравствуйте!

Перед тем, как открыть и раскрутить «Магазин подарков», Степан Чельцов получил несомненно ценный опыт. Он работал администратором и коммерческим директором магазинов в знаменитой Студии Артемия Лебедева.

Степан рассказал нам, чем полезны хитрость и «природное занудство», почему самая эффективная программа лояльности, по его мнению — это отсутствие лояльности, и как использовать всё это для продвижения собственного интернет-магазина.

Степан Чельцов, руководитель интернет-магазина «Магазин подарков» и бывший администратор и коммерческий директор магазинов в знаменитой Студии Артемия Лебедева.

— Степан, в вашей автобиографии есть такой пункт: «Хитростью прошел конкурс в Студию Лебедева и проработал там почти два года». Расскажите, что это за хитрость?

— Чтобы попасть в Студию Лебедева на первую стажировку, нужно было пойти в Большое кафе и магазин на Банковском переулке, 5 (ныне закрытом), войти внутрь, посмотреть вниз, найти проблему, найти решение этой проблемы и прислать смету в ответном задании.

В тот момент я носил кроссовки Adidas с ярко выраженным горизонтальным протектором. Сколько бы я ни смотрел вниз на входе, проблему найти не мог. Напротив: я видел решетку для очистки обуви и она была вертикальной, а не горизонтальной. И для протектора на моих кроссовках это было дико удобным.

Но я не мог и не хотел сдаваться. Сел за столиком и начал наблюдать за входной группой. Моему примеру последовало много людей: они также заходили, смотрел вниз и не могли обнаружить проблему.

В какой-то момент я спустился в магазин поглазеть на товары и попал в тот момент, когда продавец разговаривал с еще одним любопытствующим (моим будущим коллегой).

Продавец шепнул, что решетка у входной двери лежит неправильно: полосы должны быть горизонтальными, а не вертикальными, как понравилось мне.

Читайте также:  Mood o'clock - android-будильник, который позволит вам просыпаться в хорошем настроении - хитрые советы

Эта хитрость и стала моим билетом в «Студию Лебедева». Зазорной её я не считаю. Мой нынешний опыт показывает, что я проявил настойчивость и находчивость. А многие сдавались сразу же.

— Что было дальше?

— После прохождения стажировки мне предложили стать рядовым администратором в интернет-магазине. Я согласился, потому что был согласен на любую должность в Студии Лебедева. В первые два месяца я постигал суть работы. А природное занудство позволило мне разобраться во всех деталях.

За два года я достиг должности «Главного по онлайн-торговле» и занимался не только российским интернет-магазином, но и всеми его ответвлениями в Китае, США и Европе. После этого я решил уйти в свободное плавание, и с 2012 по 2015 год занимался своими проектами. Меня позвали обратно в феврале 2015-го на должность коммерческого директора, для решения сложных задач.

Степан Чельцов и Степан Зайцев (Мастерская интернет-маркетинга)

— Какие в целом остались впечатления от работы в Студии Лебедева?

— Мало кто понимает сложность работы в Студии Лебедева, и мало кто способен её выдержать. Это совершенно непривычная система управления делами, проектами, задачами.

Она вроде очевидна и понятна, но вы никогда не сможете сказать, что задача не выполнена по чьей-то вине. Студия Лебедева является одной большой командой, все помогают и отвечают друг за друга.

Потому степень напряжения и ответственности всегда очевидна каждому участнику.

Успехи и неудачи любого проекта кроются в управлении и внешних рисках. Я считаю, что Артемий создал прекрасную компанию и его магазин — воплощение его желания делиться хорошими вещами. Что-то получается реализовать хорошо, что-то плохо. Что-то можно было бы продавать лучше или иначе. Но тогда мы бы не были Студией Лебедева.

И вот я опять говорю «мы», потому что в Студии не бывает «бывших».

Программа лояльности Студии Лебедева — в том, что нет никакой лояльности. Мы просто делаем так, как должны делать нормальные люди.

Страница магазина Студии Артемия Лебедева

Что надо для раскрутки успешного интернет-магазина, кроме того, чтобы быть Артемием Лебедевым? Кстати, помогал ли он в работе магазина?

— Рука Артемия всегда лежит на пульсе событий. Ничто не проходит мимо. Его форма правления — просвещенная монархия — мне очень импонирует. Возможно, что все постепенно проникаются ею в Студии и воплощают в своих проектах далее.

В работе магазина всегда чувствуется мнение Артемия:

  • Доставка должна быть своевременной, а не быстрой;
  • Звонить/тревожить клиента нужно только по необходимости;
  • Надо писать такие письма, чтобы клиенту осталось сказать только «Да» или «Нет» из предложенных вариантов;
  • Вопросы брака, недовольства и прочего всегда оцениваются с точки зрения человеческих отношений, а не из желания утихомирить «неудобного» клиента.

На моей практике такое было всего один раз, остальные клиенты просто заранее понимают методы работы.

Насколько успешна «бутиковая» модель интернет-магазина, которую практикуют в Студии?

— Модель распространения товаров Студии Артемия Лебедева нельзя назвать бутиковой. Это продуманный мерчендайзинг и ценовая политика, жесткая сегментация товарной матрицы и целевой аудитории этой матрицы товаров.

Может создаться ощущение бутиковости только потому, что Студия не использует клише рекламных кампаний, не продвигается привычными методами рынка. Но гордо держится своей линии, предлагает хорошие товары хорошим людям. Так что, по сути это просто хороший магазин.

— Как родилась идея вашего «Магазина подарков»?

— Магазин подарков появился как попытка сделать то, что я не мог сделать в Студии Лебедева. Иначе описать товар, иначе его подать, иначе заполнить магазин. Я просто знал этот сегмент и решил сделать то, что умел.

В списке наших поставщиков оказались те же компании, которые поставляли товары для Студии Лебедева. Только все контакты я добывал сам. Брал товар, оценивал производителя, писал ему и договаривался о сотрудничестве.

Степан Чельцов и часть ассортимента его «Магазина подарков»

В процессе развития в магазине появились странные категории вроде «Икон» и «Женских блузок», но это скорее атавизм от прошедшей в 2015 году «Черной пятницы». Я решил оставить эти товары, чтобы развивать проект более широко и на других рельсах. Надеюсь, что к концу нынешнего года смогу показать на практике, что я задумал.

— Как вы раскручивали интернет-магазин?

— Раскрутка интернет-магазина была совершенно простой: мы делаем хорошие фотографии, пишем хорошие тексты и устанавливаем адекватные цены. Все продажи шли из органического поиска, меня это полностью устраивало и устраивает.

Главная страница «Магазина подарков»

Единственным подспорьем в продвижении интернет-магазина был мой блог на ЖЖ и в соцсетях, где я периодически делился информацией, достижениями и провалами в работе магазина.

Принцип любви к клиентам в «Магазине подарков» аналогичен «Студийным». Мы — люди, работаем с людьми, уважаем себя и наших клиентов. Где-то на стыке этих понятий находится наша клиентоориентированность.

Вся наша программа лояльности заключается вот в этих строках, которые размещены на сайте магазина:

«Суть предложения проста — я благодарен за любую обратную связь:

За отзывы и комментарии к заказам я дарю какие-то приятные штуки из ассортимента магазина;

За подробные обзоры я делаю бесплатную доставку по всей России и хорошие скидки;

За советы по ассортименту и новинкам, которые вы хотите получить, но у меня их пока нет, я лично пришлю этот товар по минимальной цене или даже бесплатно в знак благодарности.»

— Как вы сами оцениваете ваш проект? Все ли получилось, как задумывали?

— Я считаю проект успешным. Всё, что было задумано, выполняется. У нас нет суперприбыли, но её достаточно для занятия любимым делом и покрытия расходов. После реинкарнации, я покажу, как мы изменимся.

Не должно быть искусственных «штормов» внутри проекта. Команда должна работать, бороться с внешними обстоятельствами, реагировать на них. Но если не будет системы изнутри, ничего в проекте не получится.

Отсюда возникает и подход к продвижению интернет-магазина:

  • Если мы пишем статьи, значит делаем это регулярно, актуально, интересно и своевременно. Распространяем эти статьи как можем. Если они интересны, люди откликнутся.
  • Если мы вводим новую категорию товара, надо понимать, кто её будет покупать, и почему именно у нас.

Один из разделов «Магазина подарков»

Так нужно действовать во всём, вплоть до решения вопроса, надо ли нам заводить соцсети, номер 8-800 или иные другие решения. Бизнесу должно быть удобно развиваться. И он должен быть масштабируемым.

— У вас были неудачные проекты? Почему они не получились?

— В жизни любого предпринимателя есть неудачные проекты. Но что есть неудача? Это хороший полезный опыт.

Пару лет назад у меня было неудачное партнерство и неудачный проект по продаже мужских рубашек. Это сложная ниша, которая требует больших финансовых вложений. Мы не оценили их масштаб и закрыли проект с легким минусом.

Негативная история? Да, денег не заработали и закрыли проект. Опыт полезен? Абсолютно. Я сейчас легко общаюсь с fashion-проектами, потому что уже знаю всю их проблематику.

— Какие тренды в развитии интернет-магазинов сегодня, на ваш взгляд, наиболее актуальны?

— Если посмотреть на мой опыт, развитие проектов друзей и клиентов, я могу с уверенностью сказать, что мы на пороге качественной революции по отношению к нашим магазинам, проектам, клиентам и товарам.

Мы переходим черту, до которой был просто подход «купи — продай/перепродай». За этой чертой мы будем любить наш товар, нашего клиента, заботиться о нем на каждом этапе покупки.

Принципы работы «Магазина подарков»

Чего точно не нужно сегодня делать — запускать проекты, если у вас недостаточно опыта и денег.

Без денег и с опытом развиваться можно. С деньгами и без опыта ничего не получится. Но если есть и деньги, и опыт, вы гарантированно преуспеете.

Подготовила Виктория Чернышёва

Фото из архива Степана Чельцова

А как вы оцениваете проект Степана? Что бы вы хотели у него спросить? Оставляйте комментарии!

Источник: https://www.cs-cart.ru/blog/rukovoditel-magazina-podarkov-stepan-cheltsov-v-studii-lebedeva-byivshih-net/

6 самых громких скандалов вокруг гуру российского дизайна Лебедева и его студии

Претензия Федеральной антимонопольной службы заключалась в том, что договор со «Студией Лебедева» был заключен без проведения открытых торгов. По мнению антимонопольного органа, это прямое нарушение закона о защите конкуренции.

© «Студия Артемия Лебедева»

Но, как для студии, так и для самого Лебедева этот конфликт вряд ли является чем-то существенным, ведь за спиной дизайнера не одно разбирательство с ожесточенными спорами и ярыми обвинениями заказчиков.

Playboy решил собрать самые громкие скандалы вокруг знаменитой студии и ее эпатажного основателя.

By Kalan via Wikimedia Commons

26 июня 2007 года «Студия Артемия Лебедева» торжественно расторгла контракт с компанией Nokia. Об этом было объявлено на сайте студии Лебедева публикацией лаконичного логотипа с нецензурным выражением в правом нижнем углу.

© «Студия Артемия Лебедева»

Студия долгое время сотрудничала с компанией и поддерживала ее сайт. Причина прекращения сотрудничества была сформулирована в одном нецензурном слове. В самой компании причиной расторжения контракта назвали тот факт, что фирма Лебедева якобы не смогла выиграть конкурс на право дальнейшей работы с сайтом Nokia в России.

На тот момент провокация «Студии Лебедева» породила в интернете немалый ажиотаж. Интернет-сообщество стало активно публиковать фотожабы на изображение «Пока Nokia». Вот, несколько из них.

2. Логотип бургерной «ДжонФедор»

31 октября 2017 года на сайте «Студии Артемия Лебедева» появился логотип гомельской бургерной «ДжонФедор». Лого было сделано за 100 тыс. рублей по специальной программе «экспресс-дизайн», суть которой состоит в том, что заказчик не имеет права вносить правки и коррективы в создание логотипа.

© «Студия Артемия Лебедева»

После публикации лого представители белорусской бургерной публично раскритиковали работу студии, аргументируя критику тем, что предложенный символ заведения никому не понравился. Они также возмущались стоимостью изображения, посчитав ее крайне завышенной. 

© «Студия Артемия Лебедева»

Сам Лебедев в своем недавнем интервью журналисту Юрию Дудю признался, что логотип «ДжонФедора» входит в топ-3 его самых любимых работ.

Читайте также:  Несколько полезных команд "терминала" - хитрые советы

«Студия Артемия Лебедева» не раз делала логотипы для российских городов. Практически все из них подвергались критике от местных жителей. В качестве примера работ, которые были приняты особенно негативно, можно привести символы городов Пермь и Ярославль.

Логотип Перми был сделан по инициативе бывшего губернатора Пермского края Олега Чиркунова, который организовал в городе новую культурную политику, основанную на принципах современного искусства и стрит-арта. В рамках этой программы по всему городу были расставлены большие буквы «П». Часть этих объектов подверглась вандализму, а местные жители вовсю критиковали «простоту» нового символа города.

© «Студия Артемия Лебедева»

По словам местных властей, логотип Перми был сделан студией Лебедева абсолютно бесплатно. Плюс ко всему, Пермь стала первым городом в России, получившим собственный логотип.

С символом Ярославля дела обстоят несколько иначе. Логотип города от Артемия Лебедева обошелся местному бюджету в 400 тыс. рублей. При этом многие сразу же заметили, что лого практически полностью повторяет знак американского бренда товаров для дома Up&Up. Жители Ярославля, в свою очередь, сошлись во мнении, что стрелка на символе города не имеет никакого отношения к его истории и культуре.

© «Студия Артемия Лебедева»

Немалую бурю негодований вызвал и ребрендинг логотипа московского метрополитена, созданный «Студией Артемия Лебедева». Знак метро практически не изменился, единственное, в нем была убрана синяя линия вокруг буквы «М».

© «Студия Артемия Лебедева»

По словам депутата Госдумы Михаила Сердюкова, на новый логотип московского метрополитена столичными властями было якобы потрачено 232 млн рублей. В свою очередь глава московского департамента транспорта Максим Ликсутов заявил, что «Студия Артемия Лебедева» сделала логотип всего за один рубль.

5. Обвинения в попытке продать чужой логотип

Источник: http://PlayboyRussia.com/data/faqty/6-samykh-gromkikh-skandalov-vokrug-guru-rossiyskogo-dizayna-lebedeva-i-ego-studii/

Лебедев создал новый лого для Workplace

Студия Артемия Лебедева, оскандалившаяся с логотипом для Workplace, после многомесячной работы создала новый графический знак для проекта. Как стало известно Sostav.ru, в качестве компенсации за плагиат креаторы разработали фирменные стили для каждого направления работы Workplace.

История началась в 2013 году, когда Студия взялась за разработку шрифтовой и графической части логотипа рабочих пространств. В январе 2014 года публика познакомилась с логотипом Workplace — итогом пяти месяцев работы креаторов стал графический знак, крайне схожий с айдентикой нью-йоркского кафе Moomah, разработанной в 2009 году и широко известной в среде профессионалов.

Плагиат раскрылся довольно быстро. Евгений Волк, руководитель проекта Workplace, вспоминает: «Первые сообщения стали доносится от друзей. Скинув ссылки на первоисточник, конечно же, я пришел в негодование.

Всей командой приготовились к холодному ответу проектной группы Студии. Но менеджер проекта сама перезвонила и сообщила, что данная ситуация первая за всю историю, что студия признает вину и что они все переделают.

Менеджер уверила меня набраться терпения и дождаться текста Артемия, которое было опубликовано часом позже».

В Студии Лебедева инцедент объяснили халтурой и невнимательностью дизайнера, который признал факт заимствования идеи.

Артемий Лебедев в своем блоге на ЖЖ написал: «Сегодня случилось невозможное (хотя пару раз за наши 18 лет такое уже было): мы довели до конца проект, который строился на украденном решении.

Для дизайнера, который совершил это преступление, это означает одно: увольнение в течение одной минуты».

Руководитель Студии не только признал ошибку, но и предложил безвозмездно переделать логотип, который обошелся заказчику в 600 тыс рублей.

Евгений Волк отмечает, что первый вариант логотипа понравился и команде, и резидентам, поэтому отказываться от него было очень жалко.

Требования к новому логотипу остались прежними — он должен помогать определять направление каждого из воркплейсов, но при этом быть похожим при помощи стилеобразующих элементов.

«Работа над ошибками» длилась долгие девять месяцев, в этоге был создан представленный выше знак, который отличается большей простотой по сравнению с оригиналом: он состоит только из шрифтовой части на английском и русском языках.

В качестве компенсации Студия Лебедева разработала фирменный стиль для каждого направления деятельности Workplace. В каждом коллаже креаторы студии попытались сочетать музыку и всевозможные инструменты специалистов, для того чтобы рассказать о разнообразии способностей, навыков и умений мастеров, работающих в «Воркплейсе».

Фирменный стиль в жизни

Иллюстрации artlebedev.ru

Русская версия логотипа

Английская версия логотипа

Источник: http://www.sostav.ru/publication/artemij-lebedev-rabota-nad-oshibkami-12960.html

Офис студии Артемия Лебедева

Студия Артемия Лебедева — крупнейшая на территории СНГ дизайн-студия, занимающаяся разработкой сайтов, фирменных стилей, логотипов, графических и физических интерфейсов для самых крупных и престижных компаний.

По выражению одного из клиентов, Артемий Лебедев — «Мерседес в мире дизайна».

Студия разрабатывала сайты для таких компаний, как Яндекс, Газпром, Навител, ВТБ-24, Сбербанк, Самсунг, Техносила, Евросеть, Альфа-банк, Икеа, Майкрософт и многих других.

Девиз компании: «Дизайн спасёт мир».

На что похож офис ведущей российской креативной компании?

52 фото

В 1995 году Лебедев основал студию WebDesign (в 1998 году она была переименована в «Студию Артемия Лебедева»), которая является одной из первых и крупнейших студий веб-дизайна в Рунете.

Пишет Илья Варламов

Главный офис Студии Артемия Лебедева больше напоминает музей старья. Здесь собраны десятки старых телевизоров, сотни советских табличек, швейные и печатные машинки, плакаты, посуда, уличные указатели, автомобильные знаки и еще тысячи предметов дизайна разных лет.

Офису уже 10 лет, но он постоянно меняется. Каждый день появляются новые экспонаты, сотрудники студии меняют пространство вокруг себя. Если вы придете в офис студии через месяц, то он будет уже другим.

Главный офис студии расположен в Москве на Газетном переулке, сюда студия переехала 10 лет назад. При входе стоит телефонная будка, которую специально доставили из Англии. Кстати, изначально она была зеленого цвета, в красный ее покрасили уже в студии. Также при входе стоят велосипеды сотрудников:

Знаменитая стена с фотографиями посетителей студии, сделанными на Полароид. Стена перестала расти, когда закончились кассеты для фотоаппарата. В центре фото Ильи Лагутенко:

На первом этаже переговорная, где принимают клиентов:

Чтобы менеджерам было нескучно вести переговоры, для них придумали небольшую игру:

Комната сисадминов, справа на полу валяется инструмент, которым решаются многие вопросы:

Также на первом этаже есть много ничем не примечательных комнат, в которых сидят разные менеджеры:

Точно не помню, кто сидит в этом кабинете, но, судя по оформлению, программисты. Кстати, сотрудники сами оформляют свои кабинеты, и для Лебедева часто бывает открытием новое дизайнерское решение его подчиненных:

«Мы существуем так, как нам нравится. Мы работаем так, как сами считаем правильным. Мы в гробу видали все корпоративные ценности вместе взятые. Все наградные доски мы вешаем в туалете. У нас аллергия на словосочетания «креативное решение» и «оптимизация бизнес-процессов» — написано на  официальном сайте студии:

Основная часть студии располагается на пятом этаже, здесь все намного интереснее. Студия больше напоминает музей старья:

Основной зал. Здесь и фотостудия, и склад товаров для магазинов, буквы «Д» и «К» сняты с Детского мира перед реконструкцией:

Одну из стен украшает фрагмент схемы линий московского метро через много лет:

Какие-то станции, ветки и пересадки были нарисованы в соответствии с генпланом, где-то пришлось включить фантазию:

Сейчас в студии работает 250 человек. Единственная причина по которой человеку может быть отказано в работе кроме профессиональных качеств — запах.

В коллекции студии более 40 старых телевизоров, многие из них работают:

Артемий ругает дизайнера:

Вход в кабинет Лебедева:

Вид с другой стороны:

— Почему ты не даешь интервью?
— Все, что я хочу сказать, я могу сказать через блог. А интервью — это чистая трата времени. Я на работе выполняю не декоративную функцию, поэтому время экономлю. Кроме того, все журналисты — мудаки:

На стеллажах огромная коллекция элементов уличного дизайна, старой посуды, схем, техники, книг и много другого. Медные кольца — это фрагмент старого потолка аэропорта Шереметьево-2, сейчас его заменили на дешевую подвесную сетку, справа виден указатель «Переход». Большинство экспонатов Лебедеву дарят читатели, что-то привозит сам. Знак перехода приехал из Егорьевска:

«Я не боюсь опоздать на полчаса на встречу — пока человек ждет меня в моем кабинете, он сам себя занимает разглядыванием тонны говна, расставленного по полочкам.» — говорит Артемий.

Большая картотека, здесь мелкие экспонаты разложены по полочкам. Например проездные метро, военные билеты, ПДД, значки, листовки, тетради, банкноты, паспорта, кредитки, сигареты и многое другое:

«Я ложусь в 5 утра, а завтракаю, когда все обедают»:

Арт-директор Людвиг Быстроновский. У него на компьютере 1214 варианта песни «Summer Time»:

— Как тебя называют в студии? — Раньше я время от времени использовал в студийной почте подпись «Карающий Бэтмен Кружка «Релевантность Ненависти» С Огненным Мечом». Но те времена давно забылись. Наверное, называют «наш толстячок», или какой-нибудь еще пушистик:

Для сотрудников в студии есть небольшое кафе, цены ниже чем в столовой госдумы. Оплата по карточкам:

Таблички:

«Нельзя создать хороший дизайн или написать хорошую программу, когда стол разваливается, телефон не работает, а кофе дрянь».

Стена, куда сотрудники вывешивают домашние задания, потом все дружно обсуждают результат:

Муляжи мобильных телефонов:

А здесь сидят графдизайнеры:

Чтобы сократить издержки, Лебедев играет с сотрудниками в различные настольные игры на зарплату:

Это первый Ридибундус (смайлы — набор из 6 разных эмоций), который прислали на утверждение китайцы, у него страшные пластиковые глаза и отвратительная шкура:

В комнате графдизайнеров все ярко и светло:

Пока я снимал студию, к Теме постоянно подходили сотрудники и знакомились, многих он видел впервые, хотя и утверждает, что половину знает точно.

«Во всей работе мы руководствуемся одним-единственным правилом из двух слов: «без хуйни» — гласит официальный сайт студии Артемия Лебедева.

Начало рабочего дня в студии в 12:00, но приходить можно в любое время, некоторые сотрудники остаются на ночь, в туалетах лежат зубные щетки.

Студийная библиотека:

Прототип нового товара студии, будет 2 наклейки:

А дальше все зависит от вашей фантазии, Тема обещал провести конкурс на самое оригинальное применение:

В холле перед кабинетом Темы стоит огромны глобус, наверное на нем он выбирает новые страны для путешествий, пока он посетил 106 стран:

Недавно Тема с Людвигом решили похудеть и заключили пари. По условиям каждый месяц нужно сбрасывать не менее 5 кг. Проигравший выплатит 2000 долларов:

4 кабинки туалета на 5-м этаже студии оформлены в разном стиле:

Источник: http://loveopium.ru/neobychnoe/artemi-lebedev.html

Ссылка на основную публикацию