Рабочие места: рассказ юрия синодова, создателя новостного проекта roem.ru — хитрые советы

Юрий Синодов: «Приходил Владислав Цыплухин и требовал продать Roem.ru. Денег, правда, не дал» — Блог о дизайне и создании сайтов от TemplateMonster

История Roem.ru началась в 2007 году, задумываетесь ли вы всерьез над продажей своего детища?

Задумываюсь каждый раз, как приходят люди, которые говорят, что они хотели бы его купить. Вот недавно приходил Владислав Цыплухин и требовал продать Roem.ru, чтобы они его закрыли, наконец. Денег, правда, не дал. Я не считаю, что ни в коем случае нельзя продавать проект, у меня уже в нём есть совладельцы. Но продавать желательно осмысленно.

Автор фото: Матвей Алексеев

Roem.ru — самодостаточный и прибыльный проект или он находится на дотации? Раскрываете ли вы секреты финансирования?

Самодостаточный, но неприбыльный – я трачу все деньги, которые получаю от Roem.ru. Секреты финансирования раскрываю каждый день – можно зайти на сайт и посмотреть, чьи баннеры висят. Чьи висят – оттуда и деньги.

Носит ли ваша нынешняя деятельность соревновательный характер? Имеются ли среди молодых проектов достойные соперники?

В каком-то смысле, конечно, да. За 6 лет появилось множество проектов (часть уже умерла, правда), которые пишут достаточно интересные вещи о российском интернет-рынке. И не очень круто, когда ты по одним и тем же темам отписываешь позже тех же Siliconrus.com, Towave.ru или theRunet.

Если они могут написать быстро, то мы-то что тормозим? Другое дело, что никто не заставляет зацикливаться на одних и тех же темах, и, самое главное, всё решают нюансы. Мы, хотя многие этого даже не осознают, говорим на одном языке с сотрудниками интернет-компаний.

Понимаем их проблемы глубже (вплоть до налоговых последствий принятия тех или иных законов, что не освещает вообще никто кроме нас).

И все же, объективная журналистика это «проклятие» или возможность сделать этот мир немножечко лучше?

Объективная журналистика – это единственно возможный способ существования журналистики. Она всегда работает через чьё-то сопротивление. Если же журналистика необъективна – это PR. Мы уверены, что мир, благодаря тем, кто о нём пишет что-то интересное и правильное, улучшается. И мы уверены, что мы пишем интересное и правильное.

Автор фото: Матвей Алексеев

Главный совет молодым стартаперам от Юрия Синодова?

В один совет всё не уместить, но главное, наверное, скажу: думайте как
можно больше. Это полезно.

Далек ли тот день, когда Roem.ru полностью себя исчерпает? Ведь ничто не вечно. Ваши прогнозы. Что будет с Юрием Синодовым после?

Я себе с трудом это представляю. Roem.ru это не корпоративный сателлит наших совладельцев, если я вдруг исчезну, я уверен, они найдут кого-то, кто сможет с Роемом справляться. Это не очень сложно, на самом деле. Хотя, конечно, контент может поменяться, как и какие-то взгляды, но он и со мной меняется. Достаточно посмотреть на архивы 2007-го года, это будет заметно.

Чего больше в каждом новом вашем проекте — душевного порыва или получения финансовой выгоды?

Мне интересно то, чем я занимаюсь каждый день. Денег Roem.ru приносит
не очень много. На жизнь хватает – и ладно.

Автор фото: Матвей Алексеев

На каком этапе развития сейчас находится «Фактус» – рейтинг честных веб-студий?

Factus.ru прёт так, как мы даже не ожидали. Оказалось, что сайт, где ходит по 300-500 человек в день, но это ТОЛЬКО потенциальные клиенты студий, вызывает огромный интерес у рекламодателей. Все те рекламные запросы, которые к нам есть по Factus.ru, мы сейчас даже не можем удовлетворить, но в ближайшее время сделаем редизайн и будет не стыдно брать деньги за дополнительные услуги.

И немного о движках: почему «Битрикс» в качестве платформы для ваших проектов?

Я уже знал эту CMS, пользовался ей и она очень хорошо русифицирована. Из Drupal и WordPress постоянно какие-то кишочки недоперевода торчат.

И совсем чуть-чуть о дизайне: что скажете о сервисе TemplateMonster Russia?

Вы знаете, я за эстетическую составляющую Roem.ru не могу никак оправдаться перед знающими людьми. Единственная оценка, которую могу сформировать: “ну нормально”.

Автор фото: Матвей Алексеев

Стартап проект на шаблоне в условиях ограниченности бюджета — выход или стоит дождаться инвестиций?

Всё зависит от задач. Если вам пока нужна лишь заглушка на проект – да, почему её не сделать каким-нибудь простым способом? Вон, Mail.ru использовал же обычный сервис стартовых страниц для My.com, хотя казалось бы – уж у кого бюджеты не ограничены.

Можно ли вас назвать упрямым и принципиальным? А в личной жизни?

Можно, конечно. В личной жизни тоже. Это следствие того, что журналистика требует работы через сопротивление.

Вы счастливый человек?

Да, конечно. Счастье есть отсутствие несчастья.

Саше Пеганову вы все равно на этот вопрос не ответите: на каком авто вы ездите?

Скорее, он его мне не задаст. У меня есть Mitsubishi Lancer IX, но по большей части времени машина стоит около дома. Предпочитаю общественный транспорт или хожу пешком.

Источник: https://www.TemplateMonster.com/ru/blog/2013/10/04/interview-yuri-sinodov/

Опыт создания интернет-СМИ от Юрия Синодова. Часть 2

Продолжение разговора с создателем ресурса roem.ru. Речь пойдет о:

  • привлечении посетителей на ресурс (окончание),
  • привлечении трафика вообще,
  • перспективах Роема как бизнеса и Юрия как его создателя
  • особенностях технической и контентной части проекта.

— Основным источником аудитории ресурса был мой ЖЖ. За те полгода (с момента ухода с Вебпланеты до запуска) аудитория его постоянных читателей увеличилась со 100 до 350 человек. Конечно, это отнимало время, но то, что я постоянно что-то туда писал, в конечном итоге окупилось, потому что все эти люди в конечном итоге перешли на roem.

ru. В первые дни зарегистрировалось 300 человек, сейчас их — около 1200, активных — около 800. С учетом, что на Вебпланете ядро в терминах Liveinternet составляет около 700 человек, это неплохой результат. Само же ядро у меня составляет 350 человек.

Динамика роста оказалось неожиданной, сам не знаю, почему так… Вообще активная аудитория перетекает и дает о себе знать достаточно быстро. Когда в августе Леха Андреев и Маша Форманюк уходили в отпуск, и Леха попросил присмотреть за Вебпланетой, я решил — а почему бы и нет, несмотря на свой проект.

И достаточно быстро число комментариев увеличилось, пошли обсуждения… Самая активная аудитория появляется достаточно быстро.

Что касается источников посетителей, то было несколько удачных партнерских программ:

  • баннерная реклама на конференциях. Для Highload (наверное, имеется в виду всё-таки ClientSide, потому что Highload проходил еще до открытия roem.ru — прим. П.Н.) баннер заказывал сам Рогожин (организатор конференции), в результате получилась интересная ситуация, когда заказанный им самим баннер 2*3 оказался самым большим на мероприятии, рядом с ним потом собирались люди, фотографировались… Реклама также была на ашмановской конференции, перед ней я специально делал несколько публикаций по поисковой оптимизации, чтобы люди приходили и видели, что ресурс — для них.
  • реклама на rutube. Их вклад оказался достаточно весомый, дали 25-33% переходов.

— А еще какие-то каналы привлечения посетителей планируются?
— А их фактически больше и нет. Ресурсов с людьми, работающих в интернет-отрасли, очень мало. Сильно сомневаюсь, что смогу договориться об обмене контентом с существующими ресурсами, потому что их это вероятно не устроит — они скорее всего аудиторию потеряют, и мало что приобретут. Я стараюсь поддерживать контакт с программерскими конференциями типа РИТ и Highload, поскольку как только человек заинтересовывается подобными мероприятиями — он попадает в целевую аудиторию. Совсем новичками (в интернете) я считаю неправильным заниматься, потому что такие люди, во-первых, могут быстро научиться и уйти, а во-вторых — не будет вирусного распространения, и тогда придется аудиторию привлекать. А это будет дороже, чем ее продажа, потому что портрета такой аудитории нет. Если говорить о тех же баннерах на rutube, то, размещай я их за деньги, скорее всего, быстро бы отказался, потому что CTR баннеров у них составляет 0,2-0,5%. Да и вообще схему с платными показами я считаю правильной только для СМИ с дорогой рекламой, где свою аудиторию ты продаешь рекламодателю дороже. Я же пока не могу продавать все показы. Кроме того, у меня аудитория тематическая, а при покупке баннеров отслеживать ее тематичность невозможно. На странице, куда у меня пользователь переходит с рекламы, написано: что это за сайт, какие есть возможности. На ней нет баннеров, чтобы рекламодатели не думали, что их показы накручивают. Когда ты приходишь к рекламодателю и заявляешь тематическую аудиторию (именно ту, что нужна) — это работает, можно тогда и цену сказать высокую…

— Рекламодатели верят на слово или проверяют?

— Верят на слово.

— А почему бы тогда не накрутить?

— Во-первых, статистика открыта, и ее всегда можно проверить. Во-вторых, особой нужды в деньгах сейчас нет, а лишних проблем в будущем хочется избежать. Таких, как у Взгляда, которому постоянно пеняют за покупной трафик. Я сам писал на Вебпланете, что покупной трафик — это неплохо, но как владелец ресурса бегать и доказывать, что я не верблюд (что покупной трафик нормального качества), я не хочу (то есть лучше не покупать его совсем).

— Кстати и на Роеме были дискуссии про покупной трафик, что если люди переходят по заголовкам, значит — это тематические пользователи.

— Тут еще такая штука, что если посмотреть отчеты TNS Gallup, то профиль аудитории на разных ресурсах отличается весьма незначительно. Но если больше всех рекламодателей интересуют руководители, и если на одном ресурсе их 10%, а на другом — 20%, то считается, что реклама на втором должна стоить в 2 раза дороже. Как же тогда получается, что руководителей больше только в 1,1 раза, а реклама дороже в 3? Во-первых, дело в том, что на всех интернет-ресурсах большинство аудитории является случайными посетителями, которые не зайдут на ресурс вновь. А во-вторых, главное — не профиль аудитории в целом, а профиль ядра, который никто не считает (вот вам и идея для стартапа — создать счетчик по социально-демографическим показателям постоянных посетителей — прим. П.Н.). За доступ к opinion leader'aм (лицам, принимающим решения), рекламодатели готовы платить. А ошибка в рассылке «Ведомостей» показала, какая там аудитория на самом деле — оказалось, что немало руководителей, и достаточно крупных. Наша аудитория — это люди, работающая в интернет-компаниях, а таковых тысяч 100. Сейчас у нас за месяц набирается 25 000, и когда их станет 100 000 — расти будет уже больше некуда.

— Есть ли понимание, как прийти от 25 до 100 тысяч?

— Как? Работать надо 🙂 Не люблю говорить о планах, потому что они имеют свойство изменяться. Была идея сделать фрилансерскую биржу, но потом посмотрел на существующие ресурсы, их аудиторию, сложность разработки… и понял, что оно того не будет стоить.

Читайте также:  Видео: что такое счастье? научное объяснение - хитрые советы

— А стоимость посетителей ты рассчитывал?

— Нет, да и к тому же они все бесплатно достались 🙂 Ну если не считать того же баннера. Кроме того, невозможно посчитать конвертацию посетителей с оффлайнового носителя в онлайн, по какой именно причине сегодня у тебя выросла посещаемость и за счет какого именно усилия по продвижению. — А почему так получилось, что на roem.ru отмечаются видные деятели Рунета, которых нет на других ресурсах? Если Игоря Ашманова можно увидеть много где, то Павла Дурова — едва ли где-либо еще.
— Да! Признаться, Дурова я не ожидал увидеть… Он казался мне достаточно закрытым человеком. Тем не менее, ведет какие-то обсуждения у нас… Думаю, решающим стал отказ от рейтингов пользователей, чтобы не получилась такая ситуация, когда авторитетный пользователь сайта (но пионер в интернете) указывает авторитету в интернете (но пионеру на сайте). Также мы выделяем комментарии ньюсмейкеров, ставим их наверх. В результате создана атмосфера, что к мнению влиятельных людей у нас прислушиваются, никто не будет их обижать и втаптывать в грязь. Правда, иногда приходится звонить и отдельно спрашивать разрешения поднять комментарий, если человек не сделал этого самостоятельно: мало ли, может это не является официальной позицией. Это немножко смущает, надо как-то эту проблему решить… но пока непонятно как.

Силовики ушли ни с чем

— Техническая часть — это самое простое в проекте. Тот же Хабрахабр можно сделать за несколько недель, что и подтверждает появление его ресурсов-клонов (спорить с Юрием, что roem.ru — простой проект, не буду. Но не согласен с тем, что появление проектов-клонов показывает именно это.

По моему опыту создание первого проекта всегда более затратно, чем всех последующих, потому что уже решены все сложности и разработано общее ядро. Проекты-клоны — это только контент, первый же проект — контент+движок, а когда контент во многом берется от пользователей, разработка движка — определяющий этап в общей длительности разработки. — прим. П.Н.

)
Оформление также и не является определяющим для успеха проекта — если выложить всё в голом HTML, как на compromat.ru, то будет такая же посещаемость (видимо, оттого roem.ru дизайном и не блещет 🙂 — прим. П.Н.) В качестве движка был взят Битрикс, потому что переводы иностранных вариантов всегда хромают.

А с Битриксом получилось достаточно просто — пришел, попросил и получил движок в бесплатное пользование. Мы запустились с чудовищным багом, который странно, как могли не заметить: при клике на «читать далее» человек попадал на главную страницу новостей. Мне в аську свалилось за первые дни столько сообщений, что многие окна я закрывал просто не читая.

Выявленные недостатки разгребаем до сих пор — и это нормально для такого ресурса. Собственно, при запуске я рассчитывал на толератность к багам, потому что аудитория сама понимает, что это неизбежность при запуске проекта. Единственное, что меня беспокоило — это приватность данных. Даже я не могу узнать, кто оставлял комментарии под ником Alter Ego.

И такая тактика себя оправдала через пару месяцев, когда из одной силовой структуры пришли с вопросами, а кто написал вот это и вон то, но я не смог им ничего показать, кроме документа от хостера, что логи хранятся 3 часа. А 3 часа — это как раз такой безопасный период, когда никто не успевает ни на что среагировать.

Roem.ru — это работа, а не бизнес

— Сколько времени сейчас уходит на проект?
— Фактически, всё время. — А сколько? Пара часов, весь рабочий день?..
— Фактически, время на написание заметки (вместе с вычиткой и публикацией) составляет полчаса, то есть теоретически можно было бы за день написать 16 материалов.

Но я пишу меньше, потому что делаю упор на качество (а я всё-таки считаю, что пишу качественные материалы). Да и к тому же не всегда есть о чем писать. Это сейчас и является основной проблемой — удерживать достигнутый уровень. Если бы у нас не было уникальных материалов — то и аудитория была бы такая же, как на Telnews, который страдает от их отсутствия, и на котором нет комментариев.

Мониторинг всех мест, где есть интересные новости, может занимать больше суток — то есть ты просто не сможешь успевать отследить все новости. И это — проблема, которая меня беспокоит, потому что людей, умеющих определять, какие новости подходят, а какие — нет, мало.

Хотелось нанять человека, но похоже, что он сможет снять с меня только задачу написания материала на заданную тему (а не задать ее самостоятельно).

— А те же вебпланетовские ребята, и такие как они — не подойдут?

— У Вебпланеты концепция построена на другом: новости основаны на каком-то факте, который обыгрывается, цитируется, добавляется предыстория — и всё. А я хочу лучше, а таких уже мало. Мне интересны люди с мозгами, которые понимают не только в интернет-бизнесе, но и на житейском уровне. А такие долго не задерживаются в журналистике и перетекают в более доходные отрасли. Мне сейчас тоже предлагают бросить roem и перейти, но я отвечаю фразой товарища Сухова — лучше еще помучаюсь. Потому что информацию, которую мне сейчас рассказывают, я вряд ли бы узнал, будучи сотрудником какой-то компании-конкурента. И поскольку я не был замечен в неконтролируемых сливах, мне доверяют. Я рассматриваю это как хорошую школу, и моя ценность за время работы над проектом серьезно возросла, и с этой точки зрения занятие roem.ru никогда не будет убыточным. Думаю, что проблема, про которую мы начали говорить, сведется к тому, что мне не на кого будет оставить roem.ru. Так же, как это случилось с Вебпланетой — когда ушел Денис Крючков, ее начало колбасить. Мне бы такого не хотелось.

— Получается, что это и не бизнес, потому что продать его невозможно.

— Да, на мой взгляд, это работа. А как можно продать работу? Если сейчас продавать ресурс, то получится, что я просто променяю долю на зарплату, а этого не хотелось бы, потому что есть несколько задумок по развитию сервисов. На это у меня серьезный расчет, потому что их продавать уже проще. Потому меня и радует нарастание посещаемости неновостных разделов. Когда их посещаемость будет где-то в 50 раз больше, чем новостей, проблем с продажей не будет. Сейчас же они популярнее только в 2,5 раза, а было — в 1,5. Люди, работающие в интернет-отрасли, умеют правильно сакцентировать внимание, хотя, может быть, не умеют писать — впрочем, писать и я не умею. А если над ними поставить заменяемого редактора — то это уже будет полноценный сервис.

— Как ты думаешь, сколько еще займет повышение этого соотношения?

— Я рассчитываю заниматься Роемом еще 1,5-2 года. А тех самых 100 000 посетителей можно будет ожидать года через 3, когда развовьются страны СНГ.

Подготовил Павел Носиков

Источник: https://habr.com/post/23545/

Юрий Синодов перешёл в РБК на должность заместителя главного редактора

Своё назначение изданию подтвердил как сам Юрий Синодов, так и шеф-редактор РБК Елизавета Осетинская. По словам Синодова, его звали в РБК с августа. Представление журналиста новой редакции состоится 11 ноября, а на работу он выйдет 24 ноября, рассказал Синодов TJournal.

Медиаменеджер продолжит заниматься Roem.ru, несмотря на то, что у ориентированного на бизнес РБК и издания про интернет-бизнес Roem.ru будет происходить очевидный конфликт интересов. Кроме того, Roem.ru владеют два заметных на рынке ньюсмейкера — глава «Ашманов и партнёры» Игорь Ашманов (51 процент) и вице-президент «Ростелекома» Алексей Басов (20 процентов).

Мои друзья говорят, что такое положение дел будет всех бесить. Я думаю, что это утверждение близко к истине.Юрий Синодов, основатель и главный редактор Roem.ru

По мнению Синодова, он будет использовать Roem.ru в основном как площадку для контента, генерируемого пользователями, и в том числе для озвучивания им самим «идей и мыслей о рынке». У РБК нет такого ресурса, который позволил бы обсуждать бизнес-новости, считает журналист.

За собой из Roem.ru Синодов никого не переманивает. Чётко обозначить круг своих тем и обязанностей он не смог: «РБК находится в процессе трансформации», — заявляет Юрий.

Я буду одним из замглавредов (подозреваю, что замглавредов в здании РБК сейчас по одному на каждом этаже, но всё равно звучит). По сути — руководитель отдела медиа, технологий и коммуникаций.

 То есть, я буду как Ксения Болецкая в «Ведомостях», но только немного глуховатая, весом в центнер, мужского пола и с самым посещаемым новостным сайтом в стране.

Юрий Синодов, основатель и главный редактор Roem.ru

Кто займёт место главного редактора Roem.ru вместо Синодова, пока неизвестно: сам он пока не определился с заменой и надеется, что «кто-то вызреет из текущей редакции». Свою долю в Roem.ru (29 процентов) медиаменеджер продавать не намерен.

Хедхантер Алёна Владимирская из Pruffi считает, что Синодову следовало продавать свой проект перед тем, как переходить в РБК.

Надо было продавать. Ставить условие — только покупкой (ну, я бы делала так). Купили бы (за недорого). А так — столько сил по сути в никуда. Но РБК крутые, что уговорили.Алёна Владимирская, основатель рекрутингового агентства Pruffi

TJournal кратко поговорил с Юрием Синодовым о причинах перехода из Roem.ru в РБК.

Что тебе даст РБК такого, что ты не мог реализовать Roem.ru?

Аудитория. И работа с Осетинской.

Когда ты работал в Roem.ru, ты вроде бы не стремился за аудиторией.

Аудитория меня знает. Дело в том, что у сайта есть определённый технический предел. Если посмотреть даже на siliconrus.com, когда они выпускают узкоотраслевые новости, даже по количеству прочтений видно, что эти темы — они просто про себя, не интересуют широкую аудиторию.

При этом вокруг интернет-бизнеса есть некое электронное облако всяких прикольных вещей — например, применения интернет-технологий в офлайновом бизнесе. На Roem.

ru это как-то не едет, потому что интернетчикам это понятно, а металлургам читать про то, как увеличить продажи холоднокатаного проката в интернете — это как-то не очень интересно.

Есть какой-то спектр тем, который на Roem.ru не может быть освещён, потому он только для интернетчиков.

То есть выйдя на более широкую аудиторию, ты будешь брать более широкие темы?

Можно будет брать более широкие темы. Работа ещё пока не началась. Тут есть определённая вера в магию. Если я 10 лет занимаюсь поиском тем и успешно их нахожу, то у людей, с которыми я буду работать, есть вера в то, что я продолжу делать то же самое.

Искать инфоповоды?

Искать инфоповоды и понимать вообще, в чём соль. Далеко не всегда важно, о чём ты пишешь, очень часто важно, как ты пишешь. Ситуация, когда человек разбирается в бизнесе, но при этом занимается журналистикой, довольно редкая.

Если ты умеешь заниматься бизнесом, почему бы тебе им не заниматься? Поэтому у РБК особо альтернатив в поиске главного по разделу нет. Все остальные участники рынка, кроме, наверное, Дениса Крючкова из «Хабрахабра», это просто наёмные сотрудники.

Читайте также:  Пиши в blogger прямо из страницы igoogle - хитрые советы

А сманить Крючкова, я думаю, нереально.

11 ноября тебя презентуют редакции. А дальше?

Завтра представляют редакции, с 24-го я буду там работать. Если меня не уволят после всех этих интервью, бгг.

Это полный рабочий день?

Да. Выходишь в понедельник, в пятницу возвращаешься. Или выходишь в воскресенье, в четверг возвращаешься.

Ты обрисовал план по поводу Roem.ru как площадки для обсуждения новостей. А если ты найдёшь эксклюзивный инфоповод, ты опубликуешь его на РБК, а на Roem.ru дашь ссылку с цитатой?

Хороший вопрос. Мы его ещё будем обсуждать с Осетинской и Баданиным (Роман Баданин, главный редактор РБК — TJournal). Есть roem.ru/tip, куда валятся всякие инсайды. Если я вижу там инсайд, что я, должен отнести его в РБК просто так? Мне кажется, что это не очень хорошая идея. Что-то Roem.ru в состоянии разрабатывать сам.

По поводу разрабатывать и зарабатывать — Roem.ru сейчас прибыльный?

Например, в сентябре у нас было продаж больше 650 тысяч рублей, затрат — меньше 400 тысяч рублей. От месяца к месяцу плавает, но мы вполне способны зарабатывать и кормить себя.

***

TJournal подробно разговаривал с Синодовым в апреле 2013-го о перспективах Roem.ru и проекте Teleus о рынке мобильной связи. Синодов запустил Teleus в апреле 2012 года с редакцией в Нижнем Новгороде, но спустя год решил закрыть проект.

Источник: https://tjournal.ru/52974-sinodov-to-rbc

Офис на Руси: Почему Юрий Синодов (Roem.ru) запустил новый проект в Нижнем Новгороде

Юрий СИНОДОВОснователь проекта Teleus.ru 

В 2009 году я судился с одним оператором интернета и потратил на это больше года. Несколько дней мой аккаунт был заблокирован, но оплатить эти дни мне всё равно пришлось, согласно договору. Я тогда жил в Сочи, мои потери исчислялись в 1 500-2 000 рублей.

Доказать свою правоту в суде у меня не вышло, воздействовать на компанию через Минсвязи или Роспотребнадзор — тоже. Как раз в то же время я прочитал книжку Ральфа Нейдера «Опасен на любой скорости» об ответственности производителей автомобилей за жизни своих покупателей.

И тут я почувствовал ответственность за миллионы абонентов, которых обманывают каждый день.

СМИ очень спокойно относятся к тому, что у людей пропадают деньги со счетов за телефон или за интернет, им кажется, что это копейки — в среднем $2 на человека. Но со всей страны по самым скромным подсчётам за год набегает $300 млн.

Как-то раз я столкнулся в Нижнем Новгороде с человеком, который ругал свою подругу: ты работаешь на почте, у тебя зарплата 5 000 рублей, квартплата — 2 000 рублей, куда ты дела 300 рублей со счёта за телефон? А она, может быть, отправила SMS на короткий номер, чтобы получить гороскоп. И никто её не предупреждал, а эти 300 рублей ей не вернут. Понятно, что попадаются в основном люди простоватые, но глупость не должна быть наказана рублём. Я решил, что пора начать разбираться с плохими практиками операторов, уменьшить уровень стресса вокруг и сделать людей чуть счастливее.

О монетизации

Мне был нужен инструмент влияния. Я решил создать СМИ отчасти социальной направленности. Мы видим, как действует Навальный, когда находит злоупотребления у чиновников или депутатов, мы можем действовать так же, обнаруживая злоупотребления компаний.

Конечно, люди не станут читать медиа о проблеме, пока она у них не возникнет. Поэтому привлекать трафик мне нужно будет другими способами: делать обзоры приложений, новых моделей телефонов и так далее. Но краеугольной темой станет борьба с плохими практиками сотовых операторов.

Под проект я привлёк деньги — несколько миллионов рублей от друзей.

Что в Москве можно сделать
на 200 000 рублей? Нанять одного человека и снять офис

Когда я описывал модель монетизации, — а я считаю, что СМИ должно зарабатывать самостоятельно и не зависеть от денег инвестора — я сразу поставил жирный ноль в графу «доходы от рекламы мобильных операторов». От рекламы самих телефонов тоже на первых порах будет ноль.

То есть мне остаётся ритейл, реклама маленьких магазинчиков и контекст. Соответственно, стояла задача — максимально снизить расходную часть. Стало понятно, что в месяц можно рассчитывать на 150 000-200 000 рублей.

Это сумма, которую можно заработать с маленькими рекламными бюджетами (от больших мы отказались сознательно). Что в Москве можно сделать на такие деньги? Нанять одного человека и снять офис.

А офис необходим, потому что концепцию нужно все время обсуждать, объяснять сотрудникам, чего ты от них ждёшь и что тебе от них нужно. Летом прошлого года я решил, что делать проект нужно не в Москве.

Выбор города

Я составил список городов, где можно было бы сделать редакцию. На первом месте, конечно, Питер, но там уровень зарплат уже сопоставим с московским. Я стал смотреть на соседние области — Тула, Владимир, Тверь.

По дороге в Тулу у меня живут родители, можно заезжать в гости, к тому же оттуда моя бывшая жена, то есть город мне знаком. До Владимира и до Твери ходят «Сапсаны».

То есть выбор был такой: либо нужен знакомый город, либо такой, до которого можно быстро доехать. 

Хороший источник информации о городе — это бармены. Во Владимире прекрасные бары, если не приходить туда в пятницу вечером. Бармены рассказывали, какие есть вузы, кто оттуда куда попал: кто-то в налоговую, кто-то в Москву уехал работать. В каждом из трёх городов население примерно 200 000 человек, это довольно мало, значит, встанет проблема с поиском сотрудников.

К тому же все ориентированы на Москву, все хотят свалить в столицу. Я понял, что нужно искать самостоятельный город. Несколько раз ездил в Нижний Новгород, это самый близкий к Москве миллионник. Попробовал поездить туда на машине — за пять часов можно нормально доехать.

Туда ходит «Сапсан» за 1 500 рублей и быстрый поезд «Буревестник» за 800 рублей, в день летают семь авиарейсов по 3 000 рублей. 

Расходы

Если я езжу раз в неделю по максимальной стоимости, я трачу на свои перемещения 300 000 рублей в год, я считаю, что могу себе позволить это. Вместе со съёмом квартиры ежемесячные расходы на мой приезд и проживание составляют 50 000 рублей. Офис обходится нам в 25 000 рублей в месяц, в Москве он стоил бы нам 60 000-70 000 рублей. 

Я авторитарный человек и сразу сделал таргетинг на девочек, 
ещё в объявлении

Поиск офиса не стал большой проблемой. Во-первых, потому, что риелторы и посредники не так избалованы, как московские.

Они сразу ищут именно то, что тебе нужно, и не предлагают «очень хороший вариант, но в двух кварталах от центра».

Мы выбирали из двух шикарных офисов, за 70 000 рублей и 90 000 рублей, и одного простенького — за 25 000 рублей. Остановился на последнем, потому что решил, что в обшарпанных стенах живёт атмосфера стартапа.

Сотрудники

Я взял первого человека по совету знакомых, остальных восемерых нанял по объявлению на сайте job.ru. Четверо из них не прошли испытательный срок, а другие остались и работают. 

В Нижнем Новгороде, как оказалось, есть из чего выбирать. Есть люди, которые получают приличное образование и связывают своё будущее с этим городом.

У меня стоит задача довести всех до московского уровня зарплат, потому что переманить человека из Нижнего в Москву на те же деньги — практически нереальная задача.

А у меня, к тому же, не кузница кадров, мне важна стабильность сотрудников, я не хочу, чтобы они уходили потом пиарщиками к сотовым операторам.

Я довольно авторитарный человек и сразу сделал таргетинг на девочек, ещё в объявлении. Отчасти потому, что представил, как сотрудники будут флиртовать друг с другом те три дня, что я буду в Москве. Мне это совсем не нужно. Недавно я возил их на крупную конференцию в Питер, чтобы они посмотрели на тех людей, про которых пишут.

Как строится работа

Мои четыре сотрудника постоянно следят за тем, что происходит у сотовых операторов: отслеживают все юридические аспекты, изменения тарифных планов и так далее. Сейчас справляются с новостной лентой, они быстро учатся и скоро начнут заниматься более сложными форматами. Всем придётся, например, писать обзоры приложений и какие-то другие попсовые тексты.

Они пытаются писать статьи, но пока это очень тяжело. Я жду какую-нибудь историю вроде той, когда у «Мегафона» украли базу SMS-сообщений. «Мегафон» высококлассно с точки зрения PR отработал эту тему. В тот же день они созвали большую конференцию и пообещали: «К завтрашнему дню мы разберёмся и всё объясним». Все отписались и забыли об этом, а «Мегафон» так и не объяснился.

Я бы с них не слез, пока не услышал объяснений и покаяния. 

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/management/149653-ofis-v-provintsii-pochemu-yuriy-sinodov-zapustil-novyy-proekt-v-nizhnem-novgorode

Выгодно ли инвестировать в Telegram-каналы

Long story short: если вы не в теме — то инвестировать в Telegram-каналы однозначно не стоит. Если вы журналист — возможно.

Небольшая вводная про хайп

Ажиотаж, возникший после истории с каналом «Бывшая» в Telegram, который продали сначала за 1,2 млн рублей, потом за 5,5 миллионов, привёл к тому, что медиа, которые и раньше неровно дышали к Telegram-каналам, начали считать их серьёзным медиабизнесом и с очень серьёзным выражением лица стали освещать происходящее внутри и вокруг Telegram-каналов.

Давайте поговорим об этом.

Сразу скажу, что интерес медиа к Telegram не отражает интереса аудитории к каналам в чатах. Это касается как классических СМИ, которые используют чаты как ещё один способ доставки контента, так и самостоятельных каналов.

Если доля журналистов и IT-специалистов, использующих Telegram, стремится к 100%, то среди остального населения более популярны Viber, WhatsApp и вполне себе классический, хотя и относительно мало распространённый именно на мобильных устройствах Skype.

Если вы недоумеваете, почему вокруг все говорят про какой-то Telegram и какие-то каналы, а сами не видите в этом ничего интересного — это нормально. Это даже не старость.

Дело в том, что большая часть Telegram-медиа представляет не медиа фактов, а медиа мнений или аналитики, при этом анонимных. Из данных, опубликованных газетой «Ведомости», видно, что авторы четырёх из десяти топовых политических каналов, в том числе и самый популярный, не указывают свою личность.

Четыре из десяти самых популярных telegram-каналов о политике ведут анонимные авторы

Это нормально: право автора писать анонимно или под псевдонимом закреплено в Гражданском кодексе РФ. Но для читателя ценность анонимных оценок событий весьма спорная, поскольку по любому событию с вероятностью, приближающейся к 100%, можно найти абсолютно любое мнение.

Читайте также:  Как добавить в windows 8 удобный способ выключения (и не только) - хитрые советы

На этот счёт те же «Ведомости» в своей внутриредакционной догме прямо запрещают использование оценочных суждений анонимизированных источников в публикациях: «Неназванный источник ни в коем случае не может комментировать репутацию другого человека или организации». Похожие ограничения есть в «Коммерсанте» и РБК.

Это правило логичное: комментатор, когда он не подписывается своим именем, может наговорить всё, что угодно, не рискуя своей репутацией, при этом усиливая свои слова за счёт бренда и аудитории издания, так как не все читатели отделяют мнения от фактов.

Поэтому я выработал простое правило по чтению анонимных каналов в Telegram: читать каналы с мнениями нет большого смысла. Мы не знаем, на что влияет это мнение и откуда оно взялось.

Хотя если эти мнения хорошо аргументированы и базируются на отсылках к проверяемым фактам, которые вам неизвестны и интереcны — это может быть полезной информацией. Но каналы такого типа — редкость.

Обычно высказываемые в каналах суждения возникают из ничего по принципу «пол-палец-потолок».

Главный редактор журнала РБК Валерий Игуменов об аналитике в telegram-каналах

Появление людей, желающих быстро раскрутить и продать каналы на фоне медиахайпа вокруг Telegram, понятно, но тоже вызывает вопросы.

«Telegram-канал как объект инвестирования очень специфичен. Он точно не подойдёт венчурному фонду. И скорее не подойдёт серийному бизнес-ангелу.

Может быть подходящим для медийного холдинга средней руки или рекламного агентства, специализирующегося на рекламе для аудитории, схожей с читателями канала.

Почему так?

Во-первых, вы покупаете аудиторию внутри экосистемы Telegram, и возможности роста и способов коммуникации сразу оказываются ограниченными.

Во-вторых, инвестор планирует раз в десять увеличить свои вложения: инвестировав 2-3 млн рублей, намерен заработать 20-30 млн. Для каналов Telegram это, на мой взгляд, пока нереалистичный сценарий.

В такие игры, как продажа выращенного с нуля аудиторного ресурса за несколько миллионов или его быстрая перепродажа с быстро выросшей ценой, вполне можно играть. Но только имея сильную экспертизу в наращивании аудитории или при наличии конкретного заказа от покупателя».

Дмитрий Калаев, директор акселератора ФРИИ, эксперт «Школы инвестиций» #tceh и ФРИИ

Ровно по указанному пути выращивания идут создатели тематических канальных медиа вроде @pilotsamoleta, @bortprovodnica и других: имитируют причастность авторов к модным и хайповым профессиям, немного подогревают друг друга читателями, закупают трафик для первоначальной раскрутки — на выходе получают каналы с заметным числом подписчиков.

Но!

Во-первых, нет никаких подтверждений тому, за какие суммы переходят из рук в руки каналы в Telegram. Если вы рассчитываете «быстро что-то купить, потом налить трафика, потом продать в десять раз дороже», то вас может ждать сюрприз. Покупатель может не найтись ни по цене «в десять раз выше», ни по начальной цене.

Во-вторых, возможности заработка из расчёта на подписчика постоянно падают (на этот счёт есть альтернативное мнение Фёдора Скуратова из Combot.ru, ниже). Это происходит во всех медиа.

Нет никаких причин, почему этого не произойдёт в Telegram.

Если у вас нет навыков по набору подписчиков — покупка Telegram-канала не очень хорошая идея: медиаинфляция удешевит ваше приобретение в разы буквально за год.

В-третьих, Telegram не даёт практически никакой аналитики по читателям. На текущий момент все методы аналитики в Telegram-каналах — косвенные. Напрямую получить информацию о поле и возрасте читателей — уже невозможно. Получить данные об охвате канала за день, месяц, неделю, год — тоже невозможно. Можно получить только информацию об охвате постов.

Это приводит к проблемам и при привлечении рекламодателей, и при продаже каналов как бизнеса.

«Девальвации каналов, по-моему, не произойдет, скорее наоборот. Telegram больше по своей структуре и динамике развития напоминает «Живой журнал» времен 2007-2010 годов, с теми же схемами монетизации в формате коротких и длинных обзоров.

Рассматривать монетизацию каналов в Telegram и инвестиции в них надо с точки зрения медиа. Купить себе РБК — дорого и сложно в отношении окупаемости. Канал в Telegram стоит от миллиона — покупай и развивай как СМИ. Более того, смену редакции могут даже не заметить, если это не выльется наружу. С каналами типа «Бывшей» так не получится, он авторский, а вот все остальное…».

Фёдор Скуратов, основатель Combot.org

В целом, покупая Telegram-канал, вы покупаете кота в мешке: вы не знаете ни способов привлечения трафика, ни его целевую аудиторию. Не знаете, сможете ли вы удержать (а тем более продолжать приобретать новых) подписчиков так, как это делали старые владельцы канала.

Думайте. И делайте это почаще.

Источник: http://tceh.com/post/investirovat-v-telegram/

«Меня немного побаиваются, но, когда я говорю, со мной общаются». Фото | Технологии

Максим Спиридонов: Еще с конца 1990-х, то есть чуть ли не с первых месяцев формирования русскоязычной части глобальной сети, в Рунете появлялись тематические блоги и новостные сайты, специализировавшиеся на освещении новинок и событий отрасли.

Вспоминать можно начиная с 1996 года, с «Вечернего интернета» Антона Носика. Старожилы помнят также «Веб-информ», долгое время заметным был «Интернет.ру». Список можно продолжать. Как мы знаем, сегодня расстановка сил изменилась. Многие из тех, кто был заметен раньше, ушли или потеряли свое влияние.

Появились новые сильные игроки. В этом выпуске мы говорим с создателем, главным редактором и, я бы сказал, локомотивом издания Roem.ru Юрием Синодовым.

Юрий, возможен ли сегодня мало-мальски серьезный бизнес на отраслевом СМИ об интернете? Или, как и прежде, даже заметные проекты в этой нише все еще либо инструмент влияния какой-либо из компаний, либо авторский проект увлеченного журналиста?

Юрий Синодов: Мало-мальский возможен, а серьезный — большой вопрос. Я до сих пор не верю в «русский Wired», который читали бы миллионы.

— В силу узости языковой ниши?

— В том числе поэтому, ведь потенциальная аудитория меньше. Из 40 млн интернет-пользователей почти никто не задумывается о том, чем он пользуется. Максимальная аудитория — 400 000, и надо еще всю ее набрать.

— Чем ты объясняешь такую разницу в посещаемости отраслевых изданий, таких как «Вебпланета», Roem, Webcrunchи более мелкие (можно даже вспомнить некоторые небольшие блоги), и «Хабрахабр»? Это отраслевой сайт, который, однако, сумел собрать значимую аудиторию (до 500 000 в день).

— «Хабрахабр» — исключение. Они были чисто отраслевым изданием довольно недолго (год-полтора), потом стали технологическим сайтом про программирование, бытовую технику, ноутбуки. У нас интернет-отрасль, а «Хабрахабр» шире, следовательно, и аудитория у него больше.

— Чем для тебя является Roem.ru?

— Я недавно на лекции в RMA описал его следующим образом: «Roem — издание для людей, которые делают интернет-проекты, зарабатывающие сами по себе и не являющиеся частью офлайнового бизнеса. Это сайт для людей, которые в этих проектах за что-то отвечают. Это не для исполнителей, не для менеджеров, которые контролируют какие-то конкретные задачи, не для программистов, а для людей, которые постоянно думают, как развивать проект».

— Как все уважающие себя журналисты, ты пришел в журналистику без профильного образования?

— Да, так получилось. Когда меня отчисляли, мне замдекана сказал, что с моим характером надо идти в журналистику. Прошло два года, прежде чем сбылось это проклятие.

— Была точка, когда ты осознал себя как журналист? Может, какая-то статья, которая показалась тебе состоявшейся?

— Когда меня стали таскать на серьезные мероприятия, например CeBIT, когда стали приглашать в серьезные пресс-туры, я понял, что надо работать. Когда меня возили в Ташкент на заседание Минкомсвязи, я провалил поездку, потому что любые правительственные заседания довольно скучные.

Любой человек, который там был, подтвердит это. Я не смог ничего написать, и меня сильно ругали за это. Я понял, что надо больше работать, что надо быть как Колесников, который обо всех скучных заседаниях правительства пишет, как ему было на них интересно.

Он ходит на мероприятия с той же степенью заинтересованности, что и я, но его интересно читать.

Как рождается влиятельность

— Было что-то, что отличает тебя от большого количества блогеров, которые также в большей степени стараются писать об отрасли, но их суждения не так влиятельны и трезвы? Надо признать, что тебя читают и к тебе прислушиваются. Что позволило тебе войти в журналистику с пониманием происходящего в отрасли?

— Ты практически ответил на свой вопрос. Я почти год был в «Вебпланете», и за это время я старался всячески понять, что интересно аудитории.

Основной мой рабочий инструмент для этого — статистика, по которой я видел реакцию пользователей на те или иные заголовки, тексты. Я знал, что людям интересно читать, как они отреагируют на то или иное слово. На это у меня ушло где-то полгода.

Когда я сделал Roem, я оказался не только журналистом, но и руководителем небольшой компании. Мне кажется, поэтому у меня появились опыт и понимание того, что волнует интернет-отрасль.

Недавно государство предложило увеличить планку, с которой перестает взиматься социальный налог, и я понял, что это ударит по интернет-отрасли, и написал об этом текст. Остальным это было неинтересно, они об этом даже не думали.

— Сегодня Roem — дискуссионная площадка, место для инсайдов, новостной проект, в котором не только рассказывают о том, что случилось в отрасли, но и дают комментарии (не мое мнение, а коллективный портрет наших коллег).

Нужно признать, что Roem— авторский проект Юрия Синодова. Убери из проекта тебя, и он сильно изменится: потеряет аудиторию и авторитет. Как он оказался таким? Кстати, ты одно время, кажется, видел конкуренцию со стороны проекта Tyomma.

ru? — Тема раздражал меня наездами. Я рассматривал его не как конкурента, а как раздражающий фактор. К сожалению, я слишком эмоционален, когда на меня наезжают, хотя за последние несколько лет моя эмоциональность, наверное, уменьшилась.

Что касается того, почему Roem настолько сильно ко мне привязан, могу сказать, что вначале там писал я один. Мне все время помогала жена, журналист Людмила Кудрявцева, но большая часть приходилась на меня. Кроме того, я считаю, что новости (наш основной формат) не должны подписываться никем.

Я не хочу, чтобы потом пинали журналиста, который что-то неправильно сделал, я хочу, чтобы пинали редактора, потому что журналист должен быть защищен, он должен слушать только то, что ему говорит редактор.

— Кроме тебя и Людмилы кто-нибудь пишет?

— Из новостей на главной странице полностью моих текстов сейчас меньше 20%.

— Почему тогда такие игроки рынка, как Игорь Ашманов — один из наиболее заметных комментаторов, Алексей Басов, господин Дуров, в реальности которого некоторые до сих пор сомневаются, оказываются у тебя на площадке, ведут дискуссии у тебя, а не на «Вебпланете», «Хабрахабре» или где-то еще?

Источник: http://www.forbes.ru/tehno-opinion/internet-i-telekommunikatsii/66928-menya-nemnogo-pobaivayutsya-no-kogda-ya-govoryu-so-

Ссылка на основную публикацию