Три совета как бегать без травм от ультрамарафонца дина карназеса — хитрые советы

Как Дин Карназес пробежал 560 км без сна. История ультрамарафонца

Три совета как бегать без травм от ультрамарафонца Дина Карназеса - хитрые советы

Многие знают, что пробежать даже полумарафон (21 км) – не самая легкая задача, а самый настоящий марафон (42 км), вообще героический подвиг для большинства людей. В любой спортивной дисциплине есть свои феномены, так вот для ультрамарафонца Дина Карназеса даже 42 км – детский лепет. В 2005 году Дин преодолел дистанцию в 560 км за 80 часов и 44 минуты, без сна!

Человек, который может бежать вечно

Дин Карназес является настоящим феноменом, он может бежать сотни километров и при этом не чувствовать усталости и боли в мышцах. Житель Калифорнии бегает на длинные дистанции большую часть своей жизни и, судя по всему, обладает фантастической генетикой.

Его невероятные способности были заметны еще в школе, когда остальные подростки пробегали по 15 кругов вокруг стадиона, Дин делал это 105 раз. В старших классах у парня не сложились отношения с новым тренером, и парень неожиданно забросил занятия бегом.

В это трудно поверить, но с 15 до 30 лет он исключил бег из своей жизни.

В один прекрасный день, когда Дину Карназесу было уже 30 лет, он почувствовал, что ему жутко надоел его ужасный образ жизни и он снова хочет бегать.

Ближе к ночи Дин вышел на пробежку, а остановился, пробежав уже 50 км, он испытывал сильные болевые ощущения из-за мозолей на ногах, однако его мышцы были в полном порядке, никакой усталости.

К тому времени уже удачливый бизнесмен с лишними килограммами и пивным животиком, который не бегал 15 лет, взял и буквально, выйдя из бара, пробежал 50 км. После этого он понял, что бег должен вернуться в его жизнь.

Пробежав в 2005 году 560 км, Дин Карназес стал настоящим героем для многих людей, но он не останавливался, и уже в 2006 году установил новый рекорд. За одни сутки он пробежал 221 км. Также в 2006 году он пробежал 50 марафонов в 50 штатах за 50 дней подряд. На тот момент ему было 44 года.

Личная жизнь и алкоголь

Многих интересует вопрос, что же делал Дин Карназес 15 лет и почему после стольких успехов, он перестал бегать.

Еще в школе у парня начались проблемы с алкоголем, его даже дважды выгоняли из учебного заведения за то, что он приходил пьяным на уроки. Затем был университет, где ночные пьянки Дина только продолжились.

Все это длилось до того момента, пока в жизни ультрамарафонца не произошло трагическое событие. В автокатастрофе погибла его сестра.

Дин стал выпивать намного меньше, он поступил в магистратуру, которую окончил с лучшими оценками на курсе, а затем окончил Школу Бизнеса МакЛарен Университета Сан-Франциско. В итоге еще молодой Дин Карназес стал успешным бизнесменом, который любил выпить с друзьями в баре и совершенно забыл, что такое бег.

Анаэробные тесты

В попытках выяснить, в чем секрет феноменальной выносливости Дина Карназеса было проведено множество исследований. Аэробные тесты ультрамарафонца показали отличные результаты, но это не удивительно, ведь Дин профессиональный спортсмен. А вот тесты на порог анаэробного обмена, который также называют лактатным порогом – преподнесли настоящую сенсацию.

Логично, что у тренированных людей, выносливость будет больше, чем у всех остальных, отсюда и более высокий анаэробный (лактатный) порог. Тестирование данного показателя обычно занимает около 15 минут. Дин Карназес провел на тестировании целый час, после чего ученые признались, что такого никогда не видели.

Его лактатный порог оказался в разы выше, чем даже у тренированных спортсменов.

Бег стал для Дина ежедневным занятием. Утром он выходит из дома, пробегает 42 км (марафонскую дистанцию), затем возвращается домой, и как ни в чем не бывало, готовит завтрак для своих детей. После этого Дин идет поработать в офис, где в обеденное время пробегает еще 10 км, но уже в быстром темпе. Сейчас Дину 53 года и он продолжает бегать!

Источник: http://fitnessguide.pro/training/3110/

Дин Карназес «Бегущий без сна»

Ультрамарафонец Дин Карназес является настоящим феноменом, он может бежать сотни километров и при этом не чувствовать усталости и боли в мышцах. Дин бегает длинные забеги большую часть своей жизни, и судя по всему, обладает фантастической генетикой.

Его невероятные способности были заметны ещё в школе, но так сложилось, что в старших классах у этого парня не сложились отношения с новым тренером, и он решил завязать с бегом. В это и правда непросто поверить, но с 15 до 30 лет Карназес исключил бег из своей жизни.

Однажды, когда Дину было 30 лет, ему дико надоел его ужасный образ жизни и он снова захотел начать бегать. Так, ближе к полуночи Дин вышел на пробежку, а остановился, пробежав уже 50 км. Он испытывал сильные болевые ощущения из-за мозолей на ногах, однако его мышцы были в полном порядке.

К тому времени уже успешный бизнесмен с лишними килограммами, который не бегал 15 лет, взял и буквально, выйдя из бара, пробежал 50 км. После этого он понял, что бег должен вернуться в его жизнь.

Все самые выдающиеся результаты в беге Дин начал демонстрировать уже в зрелом возрасте.

Пробежав в 2005 году 560 км без сна, Дин Карназес стал настоящим героем для многих людей, но он не остановился на этом достижении, и в дальнейшем продолжил удивлять всё беговое сообщество.

Вот самые известные его достижения:

  • в одиночку 11 раз преодолел 320 км маршрут «Эстафета» из города Калистога в Санта-Круз, штат Калифорния.
  • в 2002 году пробежал марафон на Южном полюсе при температуре −25°C без снегоступов.
  • в 2006 году пробежал 50 марафонов в 50 штатах за 50 дней подряд.
  • В 2004 году одержал победу в сверхамарафоне «Badwater» в Долине Смерти при температуре воздуха 49°C; в 2000—2008гг. входил в первую десятку финишеров.
  • победитель сверхмарафона «Vermont 100 miles».
  • победитель серии марафонов «4 пустыни».
  • 2005, 2008 год: член американской сборной по сверхмарафону на чемпионате Мира.
  • пробежал 238 км за 24 часа по беговой дорожке.
  • обладатель 11 серебряных пряжек забега «Western States», то есть преодолел 161 км меньше, чем за 24 часа.

О первых шагах в беге, своей жизни, и самых эпичных гонках на выносливость он рассказывает в своей книге «Бегущий без сна», которая не так давно появилась в свет на русском языке, благодаря издательству «Манн, Иванов и Фербер».

Я влюбился в чтение этой книги с самых первых страниц, с большой страстью впиваясь в каждое слово. Надо заметить, что у меня сложилось впечатление, что я знакомлюсь с собранием отчётов о разных гонках, в которых принял участие Дин. В целом, автору удалось поднять мой покоящийся сердечный ритм и вдохновить меня реальными историями из жизни одного из самых известных ультрамарафонцев.

Каждый раз, когда я брал эту книгу для чтения, у меня возникало непреодолимое желание зашнуровать кроссовки и отправиться на улицу, чтобы ощутить то чувство свободы, которое даёт всем нам бег.

Если Вы хотите дозу мотивации, то Вы должны прочитать эту книгу. Если Вы продвинутый бегун или, тем более ультрамарафонец, обязательно рекомендую её к прочтению. Если Вы только начинаете своё знакомство с бегом — будет полезным, если книга Дина Карназеса окажется у Вас на полке.

«Бегущий без сна» — это книга, которая может изменить Вашу жизнь.

Я прочитал эту книгу, а потом несколько раз возвращался к её чтению — для поиска мотивации перед выходом на тренировку, особенно в зимние месяцы межсезонья, когда важно сохранять стремление к регулярным тренировкам.

Все самые актуальные новости из мира бега и триатлона — в НАШем TELEGRAM

Источник: https://runandroll.ru/2018/03/din-karnazes-begushhij-bez-sna/

Ультрамарафонец Дин Карназес: 5 способов изменить свое мышление чтобы добиться успеха

Эти советы помогут вам повысить уровень физической формы, улучшить свое здоровье и достичь более значительных целей в современных условиях жизни.

Во время написания своей последней книги «Дорога в Спарту» я узнал, что наши предки имели особый образ мышления и придерживались определенных идеалов, которые помогали им поддерживать здоровье и жить более гармонично.

Очевидно, что все эти практики восходят к далекой древности.

Однако, если вы внимательнее посмотрите на основные ценности, которые двигали, например, древними греками, то обнаружите, что многие их жизненные принципы актуальны и сегодня.

1.Выполняйте физические упражнения. Не каждый день, но постоянно

Древние греки были уверены, что физическая активность является неотъемлемой составляющей полноценной жизни. Английское слово «gym» (тренажерный/гимнастический зал) произошло от греческого gymnasia (гимназия) — места, где юноши занимались физическими упражнениями, и где позже учились философы.

Многие жители проводили в гимназиях весь свой день. Даже торговцы часто открывали свое дело как можно ближе к таким заведениям. Идея этого урока состоит в том, что не нужно проводить жесткие границы и отделять тренировки от остальной жизни.

Представьте, что вы спортсмен, и действуйте соответственно. Например, в обеденный перерыв можно устроить легкую пробежку, а затем, забежав по пути в душ, возвращаться к работе. Не пожалейте средств на стол для работы стоя (или попросите об этом отдел кадров).

Суть в том, чтобы каждую минуту жизни находить способы держать себя в форме.

2.Время от времени отказывайтесь от еды. А когда едите, обращайте больше внимания на растительную пищу

Принцип трехразового питания характерен для современного мира. К сожалению, как и эпидемия ожирения, охватившая его. Древние греки практиковали краткосрочное голодание (иногда его называют «голоданием проповедников»).

Так они избавлялись от загрязнения тела и духа, а также приводили в норму функцию обмена веществ.

Сегодня этому же принципу следуют многие прогрессивные мыслители, такие как Тони Роббинс и Тим Феррисс, а также множество знаменитостей, например Бейонсе и Хью Джекман.

Для бегунов выход на пробежку с неполным «топливным баком» может быть невероятно полезен. Великий легкоатлет Меб Кефлезигхи предпочитает заменять завтрак на пробежку.

Это помогает телу адаптироваться и использовать в качестве источника энергии запасы жира, которых гораздо больше, чем запасов гликогена.

Во время изнурительного 246-километрового ультрамарафона из Афин в Спарту, известного как Спартатлон, последние 120 км я полностью отказался от еды и только пил воду. Почему? Ну, тошнота и истощение не позволяли ничему задержаться в моем желудке. Это было не идеально, но осуществимо.

Читайте также:  Игрушки: plasma pong - хитрые советы

Вывод: Большую часть рациона древних греков составляли продукты растительного происхождения: хорта (зеленолистные овощи), оливки, орехи, семена, оливковое масло, а также постное мясо и рыба. Поэтому «Средиземноморская диета» популярна до сих пор, спустя 2500 лет.

3. Время от времени, позволяйте себе заблудиться. Специально

Многие современные бегуны всегда тренируются ради четко определенной цели, например пробежать полумарафон, и в этом нет ничего плохого. Однако часто в какой-то момент такие тренировки становятся однообразными и приводят к выгоранию.

Древнегреческие hemerodromoi (дневные бегуны) иногда отправлялись на длительную пробежку без какой-либо четкой цели, просто, чтобы получить удовольствие от бега.

Легендарный бегун/писатель д-р Джордж Шихан выступал за то, что бег необходимо воспринимать как игру.

Он говорил своим многочисленным читателям, что бегать нужно не только, чтобы достичь определенной цели, но и просто ради любви к бегу.

Создавая «Дорогу в Спарту», я часто заполнял рюкзак едой и водой и отправлялся куда-нибудь без четких временных границ или определенного маршрута. Иногда я отсутствовал по восемь и более часов. Так я открыл для себя множество уединенных проселочных дорог Афин и обнаружил увлекательный подход к изучению отдаленных районов греческой сельской местности.

В целом, такие путешествия не стали волшебным событием, улучшившим мою выносливость, однако они помогли привести в сознание мою душу. Выделите часть своих тренировок на то, чтобы изучить новые маршруты, отправиться на пробежку с новыми людьми или бежать дольше чем обычно, чтобы увидеть то, что раньше было для вас слишком далеким.

Это позволяет оставаться в тонусе.

4. Никогда не останавливайтесь. Вообще

Древняя пословица гласит: Не бойтесь двигаться медленно, бойтесь остановиться. Выносливость, как в беге, так и в жизни, требует решимости для того, чтобы продолжать движение. На 176 километре Спартатлона я начал думать, что с меня хватит. Я еле передвигал ногами, а впереди меня ждало еще 70 километров.

Я размышлял над своей дилеммой и уже был готов сойти с дистанции, но каким-то образом смог собрать всю волю в кулак и продолжить. Я не пытался бежать быстро, а лишь напоминал себе, что мне нужно просто двигаться вперед.

Очень часто в жизни мы разочаровываемся, когда цель кажется недостижимой и невозможной, и просто сдаемся.

Когда я оказываюсь в таком состоянии духа, особенно во время длительных забегов, я постоянно повторяю африканскую пословицу: «Даже медленный бегун может выжить. Успех чаще зависит от упорства, а не от скорости».

Наши предки хорошо это понимали. Нам стоит помнить об этой простой истине, когда мы сталкиваемся с препятствиями.

5. Планируйте завтрашний день. Но живите сегодняшним

Это применимо как к тренировкам, так и к жизни. Если ваша цель установить новый «личник» на ближайшей 10-киолометровой гонке, то у вас должен быть план, как этого достичь. Но этот план будет эффективен только в том случае, если вы будете день за днем тренироваться изо всех сил.

Выкладывайтесь на полную на сегодняшней тренировке. Сделайте то же самое завтра, и послезавтра и послепослезавтра. Живите моментом, будьте лучшими (насколько вы в данный момент способны) каждый день, каждую минуту.

У всех у нас есть цели и ожидания, однако жизнь — это ценный подарок, которым нужно наслаждаться здесь и сейчас. Я узнал об этом после завершения гонки в регионе Пелопоннес в Греции, когда на финише кто-то вручил мне бокал узо. Вот что я написал об этом моменте в своей книге «Дорога в Спарту»:

«Обычно я не пью, но в тот день я выпил. Если мы всегда будем принимать решения головой, а не сердцем, то будет жить более упорядоченной жизнью, но с меньшим удовольствием. Бегая в Греции, я много узнал. Преимущественно о самом себе.

Это путешествие принципиально изменило меня, как человека. Конечно же, жизнь — это не шутки, но не нужно воспринимать ее слишком серьезно. Мы никогда не должны выходить за рамки узо и нескольких греческих танцев.

Достичь финишной черты может быть отрадно, но именно в самом путешествии можно вкусить настоящую жизнь».

Источник: https://traingain.org/article/2517-ultramarafonetc-din-karnazes-5-sposobov-izmenit-svoe-myshlenie-chtoby-dobitsya-uspeha

Цитаты Дина Карназеса

Из книги «Откровения ультрамарафонца, который бежал всю ночь»

Когда можешь – беги! Если нельзя – иди! Если по-другому никак – ползи! Но только никогда не сдавайся!

Настоящая жизнь строится на страдании и преодолении. Если вы не выталкиваете себя из зоны комфорта, не требуете от себя всё больше и больше, не совершенствуетесь, вы выбираете не жизнь, а жалкое существование. Вы лишаете себя удивительного путешествия по дороге жизни.

Я бегаю, потому что, если бы не бегал, был бы вялым, мрачным, всё время проводил бы на диване. Я бегаю, чтобы дышать свежим воздухом. Я бегаю, чтобы узнавать новое. Я бегаю, чтобы убежать от рутины. Я бегаю, чтобы наслаждаться дорогой. Жизнь становится более насыщенной, более живой. Мне это нравится.

Кто-то прибегает к помощи психотерапевта, кто-то идёт в бар и находит утешение в кружке пива, а моя терапия – бег.

Я бегаю, потому что надеюсь, что мой пример кому-нибудь поможет оставить путь наименьшего сопротивления, выйти на тропу, побежать и понять то же, что и я: я бегаю, потому что бег всегда приводит меня туда, куда я хочу.

Люди считают меня сумасшедшим, потому что я себя истязаю. Хочу с этим поспорить. Мне кажется, мы стали путать комфорт и счастье. Достоевский правильно сказал: «Страдание – единственная причина сознания». Сильнее всего мои чувства бывают обострены, когда мне больно. В страдании есть что-то волшебное. Спросите любого бегуна.

Бег – это поиск внутренней гармонии, как и правильно прожитая жизнь.

Если не можешь бежать, иди. Не можешь идти – ползи. Делай, что можешь, главное – двигайся вперед и никогда-никогда не сдавайся.

Пока мне нравится бегать, я буду бегать. А зачем останавливаться? Наверняка, наступит момент, когда такой отдачи уже не будет, когда мои силы начнут иссякать. А до тех пор я буду двигаться вперед, пока ноги позволяют мне это делать. И всегда буду улыбаться.

Большинство людей так и не достигают своих целей. Они или боятся, или не хотят заставлять себя и выбирают самый простой путь наименьшего сопротивления.

Но, как мне сейчас видится, самопреодоление и страдание – вот основы настоящей жизни. Если вы не выталкиваете себя из зоны комфорта, если вы не требуете от себя большего, вы выбираете безжизненное существование.

Вы лишаете себя необыкновенного путешествия по дороге жизни.

Иногда, чтобы попасть в рай, нужно пройти сквозь ад.

Наши мечты часто просто медленно умирают. Они рождаются, когда нас захватывает вдохновение и возможности кажутся безграничными. Постепенно они чахнут и бледнеют, теряя остроту.

Со временем они становятся всё более эфемерными. Люди, которые отказались от предметов своих мечтаний, превращаются в пессимистов и циников. Им кажется, что время и силы, отданные достижению мечты, — пустые траты.

Отказ от мечты оставляет незаживающий шрам.

Через боль тело избавляется от своей слабости.

У тела есть ограничения, у духа – нет.

Как пробежать ультрамарафон? Грудь – колесом, ставьте одну ногу перед другой, пока не пересечете линию финиша.

У меня нет никаких талантов, никаких необычных способностей. Мне всегда приходилось всего добиваться своим трудом. Я знал, что добьюсь успеха, только если буду работать больше, чем окружающие.

Упорство и настойчивость спасали меня по жизни. Но бег – единственное, что у меня хорошо получалось. Способность бежать на длинные дистанции – вот мой дар. Кто-то может бегать быстрее, а я – дольше.

Моё самое большое преимущество в том, что я никогда не сдаюсь.

Из книги «50/50: секреты, которые я открыл, пробежав 50 марафонов за 50 дней. И как достичь супервыносливости.»

Прозревать всегда очень страшно: приходится признать, что в прошлом ты жил в тюрьме, и кандалы, сковывающие тебя, ты надел на себя сам. И тюрьму ты тоже построил себе сам.

Если вы не требовательны к себе, вы не живете полной жизнью. Нельзя бояться проигрывать. Только проиграв, понимаешь, что нужно было работать еще больше.

Из книги «Марафон: счастье с мозолями»

Хотите стабильных, длительных отношений? Познакомьтесь со своими кроссовками поближе.

Единственный, кто может сказать вам «ты не сможешь» — вы сами. И вы не обязаны это слушать. (Nike)

Выносливости научиться очень непросто, но только к стойким приходит победа.

Не показывайте своей слабости. Излучайте силу.

Я никогда не срезаю дорогу. Для меня не существует пути наименьшего сопротивления. То, что я делаю, — тяжелый кропотливый труд. Если вы один раз пойдете на компромисс со своей слабостью, считайте, что вы предали себя. Вы можете обмануть других, но себя не обманешь. Самый строгий критик – тот, на кого вы каждое утро смотрите в зеркало.

Подозреваю, что читатели этой книги, как и я, — любители крайностей. Умеренность навевает на вас скуку. Вы ищете приключений и сложностей на пределе возможностей. По пути наименьшего сопротивления вы ходите очень нечасто.

Как бегун я знаю, что делать: надо выйти на тропу и бежать, бежать, бежать, бежать, как будто не существует ни вчера, ни завтра; бежать, пока проблемы не сотрутся под ногами в пыль и мир вновь не заиграет новыми красками.

Я нашел свою церковь. Она – в конце длинного горного трейла. Там я чувствую мир, покой, целостность и удовлетворение.

Жить – значит преодолевать бесконечную череду препятствий и поражений, из которых и состоит жизнь.

Никогда ни при каких обстоятельствах не спорьте с уставшей женщиной. Она всегда права.

Мы убиваем наши души комфортом, вместо того чтобы стремиться к самореализации и достижениям.

Перевод Светлана Хатуева

Источник: http://planetofrunners.blogspot.com/2014/09/blog-post.html

«Если тебе легко, ты не стараешься изо всех сил. Должно быть адски больно». История ультрамарафонца

Лиана Хазиахметова

Дин Карназес — легендарный ультрамарафонец, пробежавший 50 марафонов за 50 дней в 50 штатах. В автобиографической книге «Бегущий без сна» он делится историями из жизни и размышлениями о мотивации, силе духа, преодолении себя. Вот рассказ о становлении Карназеса, как спортсмена.

С чего все начиналось

Бо’льшую часть жизни я бегаю, и одно из моих самых ранних воспоминаний — я бегу домой из детского сада. Я вырос в Лос-Анджелесе в рабочей семье, брат Крейг моложе меня на год, а сестра Пэри — на три.

Читайте также:  Ставим гигантские волны на свой рабочий стол с подачи новой mac osx - хитрые советы

Отец работал на двух работах, так он мог свести концы с концами. Чтобы облегчить жизнь матери и избавить ее от необходимости каждый день забирать меня из школы домой, я начал бегать.

Сначала по прямому маршруту от школы к дому. Но со временем я начал прокладывать обходные пути по новым районам и неизведанным местам. В школе нужно было хорошо себя вести и сидеть смирно, пока тебе рассказывали, каков мир на самом деле.

А когда я бежал домой, то мог исследовать что-то новое, у меня появлялось чувство свободы, которого не было в школе. И поэтому бежать домой было гораздо веселее, чем ходить в школу.

Я бегал по улице и изучал мир: я смотрел, как строят дома, наблюдал, как птицы улетают зимовать на юг, видел, как падают листья и как дни становятся короче из-за смены времен года.

Ни один учебник не мог сравниться с уроками самой жизни.

В третьем классе я уже участвовал в соревнованиях по бегу на достаточно короткие дистанции, часто не длиннее футбольного поля, и даже сам организовывал их.

Я постоянно звал одноклассников в свою компанию, но иногда мне было сложно найти кого-то, согласного бегать со мной.

Родственники из Старого Света часто напоминали мне, что греки были прекрасными бегунами и бег на марафонскую дистанцию, в конце концов, появился именно в Греции.

Лучший день рождения

Я становился старше, и мне все больше нравилось испытывать свое небольшое тело разными крайностями. Мне казалось, у меня на подкорке записана необходимость постоянно раздвигать границы собственной выносливости.

В том, что касалось физической нагрузки, мне было очень сложно соблюдать умеренность.

В одиннадцать лет за неделю, таская все необходимое на себе, я исходил Гранд-Каньон вдоль и поперек и поднялся на гору Уитни — самую высокую вершину Континентальных штатов.

Трудности в детстве закалили Дина Карназеса. Источник

Свой двенадцатый день рождения я хотел отметить с бабушкой и дедушкой, но они жили почти за шестьдесят пять километров от нас. Напрягать родителей просьбой отвезти меня я не хотел и решил поехать на велосипеде.

Мою тягу к приключениям не ослабило даже то, что я представления не имел, как добираться до дома бабушки с дедушкой. Брат Крейг не поддался на настойчивые уговоры и не поехал со мной, не помогла и попытка дать ему взятку из моих карманных денег.

Я засунул деньги обратно в карман, сказал матери, что собираюсь в местный магазин, и взял курс на Пасадену.

Когда я спрашивал дорогу, люди смотрели на меня озадаченно и с беспокойством.

— До нее больше шестидесяти километров, — сказал оператор бензоколонки.

— А в каком направлении мне ехать? — спросил я.

— Думаю, сначала по скоростной автостраде, а потом — на север по шоссе двести десять, — неуверенно ответил он.

Конечно же, я не мог ехать на велосипеде по автостраде, мне нужно было найти путь по городским улицам.

Я улыбнулся и отправился на поиски ближайшей городской улицы в том направлении, куда он мне показал. Все складывалось хорошо.

Через десять часов я добрался до Пасадены. Дорога, по которой я ехал, петляла по долине вокруг Лос-Анджелеса, так что сложно сказать, сколько всего километров я проехал.

Пару раз я останавливался на заправках, чтобы спросить дорогу, купить газировку или сходить в туалет. Деньги у меня почти закончились, но это не имело никакого значения.

Важно было одно: я добрался до Пасадены. И что теперь?

Я не знал ни названия улицы, на которой жили бабушка с дедушкой, ни номера их телефона. И, как выяснилось, они даже жили не в Пасадене, а рядом — в Сан-Марино.

Я послонялся по округе и нашел знакомое место — «Галеру» — большой корабль у дорожной развязки, переделанный в закусочную. Мы много раз заходили туда поесть, и я знал, как отсюда добраться до родственников.

От «Галеры» до Сан-Марино было около восьми километров.

Подъезжая к дому по грязной дорожке, я испытывал огромное удовлетворение. С тем же чувством я мог стоять на вершине Эвереста или на Луне. Это был лучший день рождения за всю мою жизнь.

К счастью, бабушка с дедушкой были дома. Увидев меня, они одновременно обрадовались и страшно перепугались. Родители, которым мы тут же позвонили, не рассердились, они были рады, что со мной ничего не случилось, и облегченно вздохнули, узнав, что все в порядке. Мне кажется, они были слишком напуганы, поэтому не стали меня ругать.

Никто никогда не объяснял мне всю опасность моего поступка, и я надеялся, что родные гордились мною. Бабушка с дедушкой погрузили велосипед в кузов машины и отвезли меня домой, где нас встретила вся семья — двоюродные братья и сестры, тети, дяди, соседи тоже пришли, все собрались на вечеринку в честь моего дня рождения.

Играла музыка, мы танцевали, пировали, а взрослые от души выпивали.

Все разговоры на празднике то и дело возвращались к моему путешествию. То, что я только что сделал, было невероятно для ребенка моего возраста, это ощущение придавало мне сил и очень вдохновляло.

Все, что мне нужно было сделать, чтобы собрать вокруг себя всю семью и устроить праздник, — проехать на велосипеде или пробежать очень большое расстояние.

Это может показаться наивным, но именно такой урок я усвоил в тот день.

Первый тренер

Мы взрослели, и Крейг начал считать, что моя упертость становится чрезмерной. И в данном случае его чувства были вполне оправданны, поскольку главным событием выходных для меня всегда была какая-нибудь смелая авантюра. А сестра Пэри, напротив, с пониманием относилась к моим странностям, но всегда заставляла учитывать и ее интересы, независимо от того, как к этому относились другие.

— Если тебе так нравится бегать, продолжай, — сказала она однажды. В этом была она вся: даже ребенком она умела радоваться за других. Мне действительно очень нравилось бегать, и я продолжил это занятие в средней школе, где и познакомился со своим первым наставником. Там же я больше узнал о том, почему людей привлекает бег на длинные дистанции.

Дин Карназес во время бега. Источник

Ходили слухи, что рядовой Джек Мактэвиш мог отжаться, подтянуться и сделать упражнения на пресс больше раз, чем остальные его сослуживцы, включая офицеров. При этом он был еще и быстрее всех.

Остальные призывники боялись вставать с ним в пару, потому что его сила и способность к концентрации не оставляли им ничего, кроме позора. У Мактэвиша был очень простой подход к жизни: вставай раньше, тренируйся больше и держись дольше остальных.

В те дни, когда он не чувствовал, что выкладывается на все сто, он заставлял себя выкладываться на сто двадцать процентов.

Первый раз я встретил тренера рядом с мужской раздевалкой, он качал пресс на бетонном полу. Мактэвиш встал, сдавил мою ладонь рукопожатием, посмотрел мне прямо в глаза и представился, а затем, не моргнув глазом, вернулся к упражнениям.

Подход тренера к бегу отличался от того, что предлагали учебники: он просто ставил нам задачу бежать как можно быстрее до тех пор, пока мы не пересечем финишную прямую. Тренер почти никогда не давал советов и не подбадривал нас.

Его любимым наставлением было: «Резче включайся».

Однажды я попытался ему объяснить, что если быстро рвану прямо со старта, то к концу у меня не останется сил.

— Ерунда, — ответил он, — стартуй быстро и финишируй тоже быстро.

Это была одна из немногих длинных фраз, оброненных тренером. И вообще за два года мы вряд ли сказали друг другу больше пятидесяти слов. При этом из всех бегунов нашей команды он говорил со мной чаще всего, как будто отдавая должное моим потенциальным способностям.

Все мое внимание всегда было полностью приковано к нему. Странным образом что-то привлекало меня в его методике обучения. Нужно было выкладываться по полной, и я начинал это понимать и даже получать удовольствие, когда доводил себя бе’ гом до изнеможения. Теория была проста: победа достанется тому, кто будет бежать изо всех сил, тренироваться дольше всех и терпеть до последнего.

На чемпионате Калифорнии по бегу на длинные дистанции — престижном мероприятии, которое проводится в конце сезона на легендарном стадионе колледжа Сан-Антонио, — тренер выдал: «С самого начала беги быстрее, чем все эти олухи». И ушел. Мне казалось, что остальные знали, что делали.

Я стоял на старте, и меня трясло от беспокойства и страха, мне казалось, что другие атлеты знали о том, как лучше тренироваться и бегать быстрее, что-то, чего не знал я.

Но для меня было очень важно пробежать милю — самую длинную и самую сложную с точки зрения физических усилий соревновательную дистанцию в средней школе. Я знал наверняка: несмотря на незнание формальной стратегии бега, я намного выносливее остальных.

Я был уверен, что ни один из участников не старался так, как я, никто не упорствовал так, как я.

Раздался выстрел, и я поступил точно так, как меня научил тренер: сорвался с места так быстро, как только мог. Я бежал, как будто это была не миля, а короткая дистанция. Благодаря такому агрессивному старту я немедленно оказался впереди всех.

Наращивая темп, я мчался быстрее молнии, и расстояние между мной и остальными участниками увеличивалось. Я бежал все быстрее и быстрее и вырывался все дальше.

В полной сосредоточенности я не заметил, как сорвал ленточку, и все еще продолжал бежать, пока не заметил, что люди машут мне, пытаясь остановить.

Я стоял, согнувшись пополам, и старался восстановить дыхание. Ко мне с поздравлениями подходили участники и тренеры, они говорили что-то вроде: «Никогда раньше не видел, чтобы кто-то так резко срывался с места». Было ясно: моя решительность поставила их в тупик. Но больше это было похоже на узость их мышления. В конце концов, когда все разошлись, тренер незаметно подошел ко мне.

Читайте также:  Как спать глубоким и непрерывным сном - хитрые советы

— Отличная работа, дружище, — сказал он. — Как тебе?

Это меня шокировало. Тренер никогда не задавал вопросов.

— Ну, — медленно начал я, — было правильным резко уйти со старта. Все нормально.

Тренер ковырял землю носком кроссовки.

— Если тебе нормально, — сказал он, прищурившись, как Клинт Иствуд, — значит, ты не старался изо всех сил. Должно быть адски больно.

Моего отца перевели в другой город, и мы переехали всей семьей через неделю после этих соревнований. Те слова были последними, что сказал мне тренер, и я до сих пор руководствуюсь ими в своей жизни: если тебе легко, то никаких усилий не требуется и ты не стараешься изо всех сил.

Должно быть адски больно.

По материалам книги «Бегущий без сна»

Обложка поста: ellines.com

Источник: https://blog.mann-ivanov-ferber.ru/2017/12/07/esli-tebe-legko-ty-ne-staraeshsya-izo-vsex-sil-dolzhno-byt-adski-bolno-istoriya-ultramarafonca/

Читать

Издано с разрешения: TarcherPerigee, an imprint of Penguin Publishing Group, a division of Penguin Random House LLC и литературного агентства Andrew Nurnberg

На обложке: Дин Карназес (фото предоставлено Vladimir Rys Photography / Gettyimages.ru)

Издательство благодарит за рекомендацию книги Артемия Семенова и Владимира Якименко

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© Dean Karnazes, 2005, 2006

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2018

* * *

Сон для слабаков.

Кристофер Гайлорд, человек-легенда гонок на выносливость

Долина Напа, Калифорния

Вечер пятницы, 29 сентября 2000 года

Пошатываясь, я плелся по пустынной дороге. Было тихо и тепло. Приближалась полночь. На мне были только шорты и майка, а телефон я засунул в карман рюкзака. Уже несколько часов я не встречал ни души. Полная луна освещала растущие вдоль дороги виноградники, я слышал, как лоза шуршит от легкого ветра.

Но был не в состоянии оценить эту картину: я умирал от голода. Я постоянно думал о еде. Накануне вечером я съел тарелку макарон с сыром, большую упаковку соленых крендельков, два банана, энергетический батончик PowerBar и шоколадный эклер.

Но после этого прошло уже больше трех часов, а в таких серьезных обстоятельствах, как сейчас, мой организм требует куда больше еды. Причем немедленно.

В моем теле меньше пяти процентов жира, и мне неоткуда черпать запасы.

Я придерживаюсь строгой диеты: ем много белка, правильных жиров, сложные углеводы и совсем исключаю рафинированный сахар, но в тот вечер я был вынужден нарушить правила.

Я бы не смог выполнить свою задачу без мощного вброса калорий, мне нужно было съесть гамбургер, картошку фри, мороженое, сладкий пирожок или пирожное, иначе моему метаболизму пришел бы конец.

Прямо сейчас организм требовал большую жирную пиццу.

Проблема была в том, что уже несколько часов у меня не было возможности купить еды. Я направлялся на запад через глухие районы Сономы[1], и никакой еды в обозримых окрестностях не было.

Все больше удаляясь от цивилизации, я терял шансы на связь с внешним миром, наблюдая, как индикатор сигнала на телефоне приближается к отметке полного отсутствия приема.

Полночь подступала, я был совершенно разбит.

Несмотря на голод, мне нравилась тишина этих мест, ночной воздух был сухим и свежим. Я живу в бешеном темпе, а сейчас был редкий момент спокойствия и ясности. Иногда я как зачарованный смотрел на полную луну, освещающую склоны холмов.

Но временами я мог думать только о том, как найти какой-нибудь магазин.

Когда я сегодня уходил с работы чуть раньше обычного, коллеги, знающие о моей другой жизни, похлопывали меня по спине и всячески подбадривали.

Еще минуту назад в тщательно выглаженной (хотя и не очень формальной по случаю пятницы) одежде я обсуждал прогнозирование доходов и стратегию развития компании и был полностью погружен в дела. Но я научился в считаные секунды переключаться с работы на отдых.

И вот, пританцовывая на ходу, как подросток, которому сложно устоять на месте, я вышел из здания, одержимый радостными мыслями о предстоящих выходных. Мне нравится моя работа, но я обожаю то, чем собирался заняться.

В пять часов вечера я нажал кнопку секундомера, и моя миссия началась. Я стартовал в Калистоге – маленьком пасторальном городке на севере долины Напа. День был теплый и безоблачный, горожане прогуливались по улицам.

Один парень, когда я пробегал мимо, чуть приподнял шляпу и сказал: «Приветик!» А женщина, подметавшая дорожку, остановилась и улыбнулась.

Они были довольно приветливы, но, судя по тому, как странно на меня смотрели, меня оценивали: мы понимаем, что ничего страшного он тут не натворит, но что же он здесь делает?

Мои родители, жена Джули и дети Александрия и Николас, в общем, вся моя семья вместе со мной обитала в доме на колесах, который мы обычно называли плавбазой… На ближайшие три дня наш Volkswagen должен был стать мозговым центром.

Правда, это название подразумевало некоторый порядок и серьезность, которых у нас в штабе не наблюдалось. Наша плавбаза была больше похожа на передвижную комнату смеха, там валялись карты, игрушки, журналы о путешествиях, бинокли и самодельные ловушки для жуков.

Между сиденьями можно было найти кусочки печенья с инжиром или золотую рыбку, присыпанную пляжным песком. Здесь было великолепно, совсем не по фэншуй, но нам нравилось.

Готовые макароны с сыром – наш ужин, который легко сделать на маленькой плитке плавбазы. Из-за моей двойной жизни совместные обеды с семьей случались гораздо реже, чем хотелось бы, поэтому этот ужин был для меня особенно ценным, и не важно, слиплись макароны или нет.

Мы ужинали вместе и были похожи на любую другую семью, разве что сидели на отбойнике шоссе. Детям это совсем не казалось странным, они не знали ничего другого, поверьте.

Да и родители постепенно привыкли потягивать вино из бумажных стаканчиков, балансируя на узкой перекладине, когда мимо со свистом проносились машины.

В тот вечер движение на дороге не было оживленным, и мы очень приятно общались.

Я съел добавку, потом еще, а потом прикончил все, что не доела жена. Затем последовал десерт: два банана, энергетический батончик PowerBar и шоколадный эклер.

– Терпеть не могу срываться сразу после еды, – сказал я, даже не отдышавшись после ужина, – но мне пора.

– Папа, тебя опять не будет всю ночь? – спросила Александрия. Она восторженно смотрела на меня карими глазами, полными любопытства, как будто пыталась понять, почему ее отец, в отличие от многих других пап, такой особенный.

– Да, милая. Но утром мы позавтракаем вместе.

Сейчас мне казалось, что этот разговор был давным-давно, хотя прошло всего несколько часов. До полуночи оставалось совсем немного, мое семейство уже счастливо смотрело сны на плавбазе. А я бежал на запад через Соному по направлению к Петалуме[2].

Петалума – немноголюдное место и совсем не центр культурной жизни, городок больше известен благодаря магазинчикам экономкласса и боулинг-клубам. Однако нужно отдать ему должное, здесь есть «Пицца Круглого стола», одна из величайших сетевых пиццерий на планете.

Другие подобные заведения не столь отзывчивы, у них сложные правила обслуживания: чтобы доставить вам пиццу, они дотошно выспрашивают разные мелочи, например улицу и номер дома.

Только представьте, вам обязательно нужно точно назвать, где именно вы находитесь! А «Пицца Круглого стола» доставит заказ почти куда угодно.

Уже много лет я испытывал их возможности, и они снова и снова оказывались лучше всех остальных пиццерий.

Я поднялся на небольшой холм, убедился, что сигнал, хотя и очень слабый, есть, и набрал номер.

– «Пицца Круглого стола», – ответил молодой голос. На заднем плане грохотала рок-музыка.

– Мне нужно заказать пиццу.

– Что? Вам нужна пицца?

Интересно, зачем еще можно было звонить в службу доставки «Пиццы Круглого стола»?!

– ДА, Я ХОЧУ ЗАКАЗАТЬ ПИЦЦУ! МНЕ НУЖНА ПИЦЦА!

– Ладно, чувак, незачем так орать.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=599580&p=1

Дин Карназес пробежал 560 км — как такое возможно?

Для непосвященного человека велосипедные бреветы — это нечто фантастическое. Когда говоришь, что обычные велосипедисты любители проезжают за один раз по 400 километров — не верят.

Наверно, нечто подобное и у меня в отношении к беговым ультрамарафонам. Например, есть такой бегун — Дин Карназес, он известен своими марафонскими достижениями, среди которых, например, дистанция 560 километров, пройденная за 80 часов.

Я просто не могу себе такого представить, никак. На мой взгляд, бежать гораздо, во много раз труднее, чем ехать на велосипеде, так как же такое возможно — быть на ногах больше трех суток, без сна и нормального отдыха?

На велике ты всегда можешь сбавить темп, время от времени двигаясь накатом, а ведь на бегу ты постоянно тащишь свой вес на себе. Мне это кажется фантастикой, но рекорд зафиксирован, надо верить.

Замечу, что Дин — не молодой юноша. В 2011 году он пробежал почти пять тысяч километров за 75 дней, и ему было уже 49 лет! Мне очень интересно, насколько при организации подобных марафонов следят за допингом. Мне кажется, что роль фармы там очень велика.

Я поговорил с одним моим знакомым, любителем триатлона, и он сказал, что несмотря на то, что уже много лет измывается над своим организмом запредельными нагрузками, но он тоже не может себе представить себе трое суток бега.

А еще среди достижений Дина есть победа в марафоне по Долине Смерти, 217 километров при жаре 49 градусов. Как??? Я помню, ехал на велосипеде по Андалузии при +44, и уже чуть ли не ловил глюки, а ведь на велике тебя хотя бы обдувает ветерком.

Забавно, что Дин, хоть и с самого детства увлекался бегом, в молодости забросил это дело. И только в день рождения 30 лет он задумался о жизни, вышел на улицу, и в домашней одежде и старых кроссовках сразу пробежал почти 50 км.

А ведь Дин — это просто довольно известный медийный персонаж, который пиарит свои спортивные достижения, а таких марафонцев — огромное множество. Дистанции постоянно увеличиваются, конкуренция растет.

Вот поневоле и задумаешься, может быть, человеческая раса делится на какие-то подвиды?

Источник: http://kotovski.net/din-karnazes-probezhal-560-km-kak-takoe-vozmozhno/

Ссылка на основную публикацию