Философия черного ящика — хитрые советы

Как устроен «чёрный ящик», и почему его трудно расшифровать

Философия черного ящика - хитрые советы

«По статистике примерно в 32% случаев происходит полная или частичная потеря информации с БУРов, — рассказывает Юрий Попов, доктор технических наук, начальник отдела исследований параметрической и звуковой информации МАК. — И тогда нам приходится задействовать методики восстановления данных.

Когда мы говорим, что информация частично утрачена, это означает, что данные есть, но с ними что-то произошло. Или лента частично размагничена и порвана, или плата с твердотельной памятью повреждена и т. п.

У меня был случай на Дальнем Востоке, когда после аварии БУР разлетелся на мелкие куски, а магнитная пленка представляла собой ворох кусочков от нескольких миллиметров до 10 см длиной. Пришлось восстанавливать данные, как пазл, по отдельным фрагментам. Для таких случаев мы используем метод порошковых фигур или метод магнитооптической визуализации.

В первом случае на пленку наносят каплю коллоидной суспензии ферромагнитного порошка (Fe3O4). Там, где есть «единицы' и «нули', возникают импульсы, и под их действием порошок проседает. Так получается графический образ магнитной записи, опираясь на который можно восстановить данные.

При втором методе мы накладываем специальное стекло на пленку, и в поляризованном свете возникает картинка записи. Но все это возможно, если у пленки сохранилась хотя бы остаточная намагниченность.

Современный БУР на флэш-памяти На фото — «черный ящик» типичной современной компоновки. Особо стоит обратить внимание на установленный горизонтально белый цилиндр. Это подводный акустический маяк. При попадании БУРа под воду маяк активизируется и начинает ежесекундно выдавать ультразвуковой импульс частотой 37,5 кГц.

Одно из происшествий, которые я расследовал, касалось катастрофы МиГ-31 на Сахалине. Самолет упал в море, где пролежал 22 дня, затем его вытащили. Вода, как известно, несжимаема, и падение на нее со скоростью в сотни км/ч приводит к сильному разрушению самолета.

От столкновения с обломками БУР разгерметизировался и затонул. Если вода попала внутрь, то регистратор необходимо доставить в лабораторию в емкости с той самой водой, в которой он лежал, что и было сделано.

Пленку достали, отмыли, информацию с нее считали, но уже на следующий день лента покрылась точками ржавчины — кислород воздуха вместе с морской солью начали свое черное дело.

До сих пор нам не приходилось работать с сильно поврежденными твердотельными накопителями.

Обычно, если БУР разрушен, а кристалл памяти целый, но оборваны какие-то контакты, они подпаиваются, затем чип вставляется в переходник-адаптер, и дальше все считывается обычным порядком.

Однако я знаю, что разрабатываются технологии восстановления данных с чипов флэш-памяти, пострадавших от пожара или сильно разрушенных».

При выяснении причин авиапроисшествия данные БУРов изучают технические эксперты, пилоты, штурманы, диспетчеры. Каждый из них может внести в расследование что-то свое.

Последнее кино

Технический прогресс сделал «черные ящики» более компактными, легкими и надежными устройствами, но достигнут ли предел совершенства? Чего еще не хватает нынешним БУРам, чтобы максимально облегчить и упростить расследование авиационных происшествий? Один ответ напрашивается сам собой — видео! «Регистраторы, записывающие видео, уже появились, — говорит Юрий Попов. — Необходимость в них связана прежде всего с тем, что в сравнительно недавнюю эпоху мы перешли от стрелочных приборов к отображению информации на ЖК-дисплеях. При аварии, то есть при столкновении самолета с препятствием, стрелки оставляли на шкале отпечаток, и мы могли точно знать, что показывал прибор в последнее мгновение перед гибелью самолета. Понятно, что изображение на ЖК-дисплее таких следов не оставляет. Поэтому появилось предложение снимать приборные доски на видео, осуществляя двойной контроль: непосредственная запись параметров полета плюс их отражение на приборах. Конечно, сниматься будет и происходящее в кабине. И хоть иные пилоты усмотрят в этом вторжение в их личное пространство, их возражения вряд ли будут приняты. Когда речь идет о судьбе сотен пассажиров, любые дополнительные меры контроля окажутся полезными».

Достать БУРы со дна моря — задача сложная и не всегда посильная даже для такой техники, как этот подводный робот. С другой стороны, сохранность «черного ящика» непосредственно безопасность полета не повышает — в случае катастрофы его данные станут лишь горьким уроком на будущее.

А поскольку утрата БУРа все же большая редкость, то городить дорогостоящий огород с отстреливаемыми «черными ящиками» не стали, хотя разговоры на эту тему время от времени возникают вновь.

Еще одна идея, интерес к которой пробудился на волне катастрофы в Атлантике, заключается в том, чтобы все данные, обычно записываемые регистратором, передавать в реальном времени по спутниковому радиоканалу на землю. Специалисты, впрочем, оценивают эту идею довольно скептически, опять же в силу потенциально высокой цены.

За последние полвека известно с десяток случаев, когда после катастрофы самолета «черные ящики» обнаружить не удавалось. Почти все эти случаи связаны с падением самолета в море в районе больших глубин.

Одна из таких трагедий произошла чуть больше года назад, когда французский лайнер, следовавший рейсом из Рио-де-Жанейро в Париж, рухнул в Атлантику. Тогда в интернете и в прессе не раз обсуждался вопрос о том, нельзя ли делать бортовые регистраторы плавучими. Правильный ответ таков: можно, и давно делают.

Например, еще в советское время в нашей стране выпускались плавучие БУРы для палубной авиации. Практически после всех аварий удавалось обнаружить самописцы на поверхности воды и считать с них информацию.

Десятки лет подобные устройства выпускают и применяют (также в военной сфере) на Западе, например, свой DFIRS (развертываемый аварийный регистрационный комплекс) производит американская фирма DRS Technologies. Так почему же подобные приборы не ставятся на гражданские лайнеры? Разгадка, похоже, кроется в сфере экономики.

Дело в том, что БУР непросто сделать плавучим — ведь в случае катастрофы он с большой долей вероятности уйдет на дно, увлекаемый обломками лайнера. Значит, в самый момент столкновения с водой регистратор нужно отстрелить и выбросить за пределы места аварии, примерно как это происходит с пилотской катапультой.

При срабатывании датчика, фиксирующего удар о препятствие, регистратор выпускает аэродинамические плоскости, что позволяет ему пролететь расстояние, на котором его уже не достанет взрыв, и достаточно мягко спланировать на воду (или на землю). Нетрудно понять, что принятие «на вооружение» гражданской авиацией такой сложной системы приведет к значительным дополнительным затратам.

Источник: https://www.PopMech.ru/technologies/10626-svideteli-iz-zheleza-chernyy-yashchik/

«Черный ящик» сознания покупателей

Мамсуров А. В. «Черный ящик» сознания покупателей // Молодой ученый. — 2017. — №22. — С. 278-280. — URL https://moluch.ru/archive/156/43846/ (дата обращения: 22.08.2018).



Ключевые слова: маркетинг, исследование, потребители, приемы маркетинга, раздражители, «черный ящик» сознания покупателей

Когда-то участники рынка пытались постигать своих потребителей в ходе каждодневного общения с ними. Тем не менее увеличение размеров рынков и предприятий лишил многих участников рынка прямого контакта с собственными клиентами. На сегодняшний день они расходуют больше, чем когда-либо раньше, на изучение потребителей, стараясь выяснять, кто, собственно, покупает и почему покупает.

Главный вопрос: как, собственно, реагируют потребители на всевозможные побудительные приемы маркетинга, которые может фирма использовать и как по-настоящему разбираться в том, как реагируют потребители на разнообразные характеристики товара, цены, рекламные аргументы, и т.п. Потому и научные работники, и фирмы расходуют так много сил на исследование зависимостей между побудительными факторами маркетинга и ответной реакцией потребителей.

Отправная точка всех данных усилий — модель, которая представлена на рисунке 1.

Рис. 1.

На нем представлено, что побудительные факторы маркетинга и другие раздражители проходят в “черный ящик” сознания покупателя и порождают обусловленные отклики.

Побудительные факторы маркетинга содержат в себе четыре элемента: товар, цена, способы распространения и стимулирования.

Остальные раздражители складываются из главных сил и событий из среды покупателя; научно-технической, экономической, культурной и политической среды.

Пройдя через “черный ящик” сознания покупателя, все эти раздражители порождают цепь покупательских реакций, поддающихся наблюдению, которые представлены в правом прямоугольнике: выбор товара, выбор марки, выбор дилера, выбор времени покупки, выбор объема покупки.

Задача участника рынка — постигнуть, что совершается в “черном ящике” сознания потребителя между поступлением раздражителей и возникновением отзывов на них. Сам “черный ящик” заключается из двух частей.

Первая — характеристики покупателя, которые оказывают важнейшее воздействие на то, как человек воспринимает раздражители и проявляет реагирование на них.

Вторая часть — принятие покупательного решения, от которого зависит результат.

На производимые покупки значительное воздействие проявляют факторы социального, культурного, личного и психологического порядка рисунок 2.

Рис. 2. Факторы, влияющие на потребительский выбор [1].

В большинстве своем это факторы, которые не поддаются контролю со стороны участников рынка. Однако их непременно надлежит принимать во внимание. Потому становится актуальным вопрос маркетингового исследования потребителей.

Маркетинговое исследования потребителей — это исследование их установок, образа жизни, мотивов, алгоритмов принятия решения в зависимости от личных качеств, возраста, характера работы, социальному положению, различным потребностям. В данном исследовании важную роль играют психологические факторы. Они существенно воздействуют на потребителя, вырабатывают отношение к разнообразным брендам, мотивацию, разнообразное информационное усвоение товаров или услуг.

Анализируются социально-психологическая специфика покупателей и потребителей, их мотивации принятия решений о покупках, типы покупателей в ее подготовке и реализации, типы покупателей по их социально-психологическому статусу и учет воздействия покупательных и потребительских мотиваций при избрании рекламных и маркетинговых средств, разделение ролей разных групп потребителей и покупателей, типы покупки и остальные факторы, осведомленность в которых имеет значительное значение для достижения успеха при продвижении товара на рынках.

Организация маркетинговых исследований обязана быть выстроена так, чтобы обеспечивать им комплексный и системный характер, а также научный подход.

В общем процесс маркетингового исследования заключается из таких этапов:

1 этап: определение проблемы и определение целей маркетинговых исследований.

2 этап: подбор источников информации.

3 этап: сбор и рассмотрение вторичной информации.

4 этап: приобретение первичной информации.

5 этап: рассмотрение данных, разработка выводов и рекомендаций.

6 этап: показ и применение полученных результатов.

Определение проблемы и постановка целей исследований — главный, определяющий этап маркетинговых исследований, так как своевременно и верно выраженная проблема в существенной степени уменьшает время разыскивания способов ее решения, содействует в экономии материальных и финансовых ресурсов.

Основные методы приобретения данных при маркетинговом исследовании потребителей — интервью и опрос потребителей в местах их постоянного проживания и наиболее частой покупки разнообразных продуктов. Опросы потребителей осуществляются в виде телефонных интервью или при личном контакте.

Значительное место в опросах потребителей — изучение вкусов и увлечений потребителей, помогающие выяснять настоящую долю и емкость рынка, обнаружить основные линии поведения потребителей, процент удовлетворенности потребителей, тяготение к определенной торговой марке. Вследствие с помощью опроса можно обрести портрет среднестатистического потребителя продукции.

Литература:

  1. Пивоварова И.В., Устинова О.В. Управление потребительским поведением//Вестник Челябинского государственного университета. — 2015. — № 9 (364). -С. 97-102

Основные термины (генерируются автоматически): опрос потребителей, потребитель, тип покупателей, участник рынка, раздражитель, этап.

маркетинг, исследование, потребители, приемы маркетинга, раздражители, «черный ящик» сознания покупателей

покупатель не проявляет интерес к другим предложениям и мероприятиям конкурентов;  при выборе бренда у покупателя эмоции доминируют над разумом. Выделяют различные типы лояльности потребителей, которые представлены в таблице 1.

Исследование показателей поведения потребителей и конкурентоспособности бренда на региональном рынке.

Цель анкетирования – составить портрет потребителя и узнать об удовлетворенности клиентов в целом (табл. 4).

Общая схема торгового обслуживания покупателей состоит из следующих этапов: встреча

Для определения стиля жизни целевых потребителей используют психографические методы.

Ситуация на розничном рынке России и поведение покупателей в кризис.

Второй тип предварительного поиска — это когда потребители регулярно просматривают информацию ради удовольствия, чтобы быть в курсе касательно новых продуктов или текущей ситуации на рынке. На этом этапе оценки альтернатив…

Сегмент рынка состоит из потребителей, одинаково реагирующих. на один и тот же набор побудительных стимулов маркетинга.

Сегментация по типу товаров и услуг для клиента. (выявление и исследование наиболее интересного для потребителя продукта).

В качестве потребителей инноваций обычно рассматривают только рыночных потребителей, т. е. покупателей новинок, влияющих на их восприятие и распространение на рынке.

Читайте также:  Клавиатурные сокращения и загадочные значки на apple keyboard - хитрые советы

Маркетинговые исследования — более общее понятие, которое включает в себя исследования рынка, исследования потребителей, исследования конкурентов и так далее [3].

Предпочтения потребителей зависят от изменения доходов потребителей, их

На такой торговой сети, как «Клондайк» свой выбор остановило 9 % участников опроса, а 3 % — ТС «Ринг».

Литература: 1. Габидуллина Л. Х. Состояние, тенденции рынка продовольственных…

Основным инструментом маркетинговой коммуникации выступают реклама, PR и ее стратегия, целью которой выступает создание правильного позиционирования бренда и продуктов компании на рынке потребителей.

покупатель не проявляет интерес к другим предложениям и мероприятиям конкурентов;  при выборе бренда у покупателя эмоции доминируют над разумом. Выделяют различные типы лояльности потребителей, которые представлены в таблице 1.

Исследование показателей поведения потребителей и конкурентоспособности бренда на региональном рынке.

Цель анкетирования – составить портрет потребителя и узнать об удовлетворенности клиентов в целом (табл. 4).

Общая схема торгового обслуживания покупателей состоит из следующих этапов: встреча

Для определения стиля жизни целевых потребителей используют психографические методы.

Ситуация на розничном рынке России и поведение покупателей в кризис.

Второй тип предварительного поиска — это когда потребители регулярно просматривают информацию ради удовольствия, чтобы быть в курсе касательно новых продуктов или текущей ситуации на рынке. На этом этапе оценки альтернатив…

Сегмент рынка состоит из потребителей, одинаково реагирующих. на один и тот же набор побудительных стимулов маркетинга.

Сегментация по типу товаров и услуг для клиента. (выявление и исследование наиболее интересного для потребителя продукта).

В качестве потребителей инноваций обычно рассматривают только рыночных потребителей, т. е. покупателей новинок, влияющих на их восприятие и распространение на рынке.

Маркетинговые исследования — более общее понятие, которое включает в себя исследования рынка, исследования потребителей, исследования конкурентов и так далее [3].

Предпочтения потребителей зависят от изменения доходов потребителей, их

На такой торговой сети, как «Клондайк» свой выбор остановило 9 % участников опроса, а 3 % — ТС «Ринг».

Литература: 1. Габидуллина Л. Х. Состояние, тенденции рынка продовольственных…

Основным инструментом маркетинговой коммуникации выступают реклама, PR и ее стратегия, целью которой выступает создание правильного позиционирования бренда и продуктов компании на рынке потребителей.

Источник: https://moluch.ru/archive/156/43846/

Александр Болдачев. Черный ящик интеллекта | Философский штурм

логический и методологический анализ эффективности формализма «черного ящика» при моделирования интеллекта

В основе наиболее распространенных на сегодняшний день подходов к разработке искусственного интеллекта (ИИ) лежит предположение, что существует некая рациональная связь между ограниченным числом данных, получаемых человеком, и производимым им интеллектуальным продуктом. То есть, что проблема ИИ разрешима в рамках формализма «черного ящика»: входные данные – нечто, их обрабатывающее – выходные данные.

Попробуем проанализировать эту схему. Начнем с выходных данных, то есть с результата функционирования «черного ящика».

Поставим вопрос: что мы должны получать на выходе «черного ящика», чтобы по этому можно было бы однозначно заключить, что в нем находится нечто обладающее интеллектом? Безусловно, проблема описания (определения) результата интеллектуальной деятельности сугубо терминологическая: представление о сущности выходных данных «черного ящика» абсолютно зависит от определения того, что находится внутри. Наиболее часто встречается расширительная трактовка понятия «интеллект», согласно которой в качестве главного его свойства (характеристики, признака) признается адаптивное поведение организма (устройства), им обладающего. Интеллект определяется как нечто позволяющее организму адекватно реагировать на внешние условия с целью сохранения своей целостности. При таком подходе неизбежно следует вывод, что интеллектом обладают все живые существа (или, по крайней мере, все животные). А разница между интеллектами плоского червя и человека лишь количественная – у первого поменьше, у второго побольше. Если немного сузить понятие интеллектуальности и свести ее к адекватному («осмысленному») реагированию лишь на нетипичные изменения среды, то число претендентов на звание «интеллектуалов» ограничится лишь высшими животными (включая человека, конечно). В противоположность расширенной возможна и принципиально узкая трактовка понятия «интеллект», согласно которой результатом его деятельности являются лишь принципиально новые формальные высказывания — идеи, гипотезы, законы, теории и т.д. Понятно, что при принятии такого ограниченного определения интеллекта, его обладателями можно признать лишь представителей вида Homo sapiens (да и то далеко не всех).

Как уже отмечалось, выбор того или иного определения интеллекта – проблема сугубо терминологическая. Однако можно указать и на существенный методологический аспект этой проблемы.

Распространяя понятие интеллекта на все биологические объекты (или, по крайней мере, на высшие их классы – млекопитающих и птиц), мы неизбежно теряем специфичность предмета исследования. При таком подходе мы вынуждены описывать нервную деятельность человека исключительно в терминах адаптивного поведения.

Это могло бы быть оправдано при наличии схемы (методики, теории), рационально описывающей переход от адаптивной деятельности к высшим творческим проявлениям человека.

Однако в качестве эмпирического факта следует признать, что функционирование существенной части психики человека (к которой, безусловно, относится и интеллектуальная деятельность) не имеет непосредственного отношения к адаптации организма – не сводима к ней и не мотивирована ею.

В результате мы неизбежно приходим к заключению: если нас интересует специфически человеческий интеллект, а не обобщенное адаптивное поведение биологических организмов, то в качестве выходных данных нашего «черного ящика» мы должны признать продукт исключительно человеческой деятельности. Более того, сугубо интеллектуальной деятельности – новые идеи, гипотезы, теории.

Для устранения всякой неоднозначности возможно еще больше сузить предмет исследования, разграничив два практически независимых процесса: (1) генерацию идеи (мысли) и (2) ее вербализацию – представление в виде формальных высказываний (системы высказываний).

Безусловно, оба процесса являются составляющими интеллектуальной деятельности, но исключительной интеллектуальной специфичностью обладает лишь первый из них, без которого второй теряет всякий смысл.

Итак, то, что осталось в ходе выделения чистого результата интеллектуальной деятельности, то есть то, что можно рассматривать в качестве выходных данных интеллектуального «черного ящика» — это новые идеи, гипотезы, мысли, которые можно обозначить термином «интеллектуальные новации».

Теперь обратимся к «входным данным». Понятно, что в качестве таковых следует рассматривать некую совокупность внешних воздействий на человека.

Возможно ли из всего комплекса разнообразнейших воспитательных, образовательных и прочих закономерных и случайных воздействий выделить ограниченный набор «данных», из которых рационально (детерминировано) можно было бы получить выходные данные – конкретные интеллектуальные новации? То есть, возможно ли однозначно заключить, что спонтанный акт появления новой идеи есть закономерное следствие некоторого формального, ограниченного набора факторов? При ответе на эти вопросы следует обратить внимание на множество примеров из истории науки, когда одна и та же идея практически одновременно приходила в голову разным людям с разными судьбами, стилями мышления, психологическими и эмоциональными характеристиками. Учитывая это, можно выдвинуть два тезиса: (1) интеллектуальная новация по своему содержанию абсолютно не зависит от частных историй ее авторов; (2) а если в появлении новой идеи и есть некий рациональный момент, то он лежит вне индивидуального интеллекта. Ретроспективно анализируя весь ход развития социальных знаний, мы вполне можем проследить последовательную закономерность формирования новых идей, время и сам факт появления которых никак не зависит от конкретных имен. Можно сказать, что индивидуальные интеллекты лишь реализуют это поступательное движение, но никак не являются его источником.

Следовательно, выделив в качестве выходных данных нашего единичного «черного ящика» интеллектуальные новации, мы приходим к выводу, что практически невозможно проследить рациональную связь между их появлением и каким-либо ограниченным набором исходных данных, поступающих на его вход.

Следует признать, что формирование новой идеи в индивидуальной голове — процесс сугубо случайный. Более того, необходимым условием появления новации является наличие множества таких случайных по своей природе интеллектов.

Формирование и функционирование знаний возможно лишь в стохастическом интеллектуальном бульоне, в котором лишь один из множества элементов, случайно срезонировав с наметившимся движением социального познания, выражает его направление в виде новой идеи.

Случайность как индивидуального интеллекта, так и распределения свойств (способностей) между многими интеллектами – это необходимая основа появления очередной интеллектуальной новации, условие развития социального познания.

И, конечно, не следует забывать, что индивидуальный интеллект стохастичен не только по принципу своего функционирования, но и по принципу формирования – он всегда является лишь случайным продуктом системы знаний социума. Ведь никакая методика обучения не гарантирует формирование интеллектуалов.

К утверждению необходимости случайных формирования, функционирования и распределения множества частных интеллектов следует добавить, что и факт выделение интеллектуальной новации как результата их деятельности не столь однозначен, как представлялось в начале обсуждения.

В истории науки известно множество примеров, когда успешно работающие идеи, теории ранее не признавались в качестве достоверных или, наоборот, гипотезы, впоследствии полностью опровергнутые изначально принимались с восторгом.

Учитывая этот исторический опыт, можно утверждать, что никакие эксперты не могут сделать однозначное заключение о значении и «качестве» интеллектуальной новации, не зависимо от того, произведена она человеческим интеллектом или неким устройством (ИИ).

Единственным критерием достоверности новации может являться ее однозначная встроенность в общий поток развития социального знания.

Выводы: интеллектуальные новации – это продукты сложного эволюционного движения системы социального знания. При этом индивидуальные интеллекты могут рассматриваться лишь как стохастические элементы этой системы, а она сама – как результат деятельности множества случайных индивидуальных интеллектов.

Интеллектуальная новация, конечно, привязана к конкретному интеллекту, но не является закономерным (рационально реконструируемым) следствием его индивидуального функционирования и не может быть признана достоверной на основе индивидуальных оценок.

Следовательно, моделирование интеллекта, то есть создание ИИ, не сводимо к решению технической (кибернетической) задачи алгоритмической связи выходных данных некоего единичного «черного ящика» с его входными данными, а требует (ни много, ни мало) воссоздания общего процесса развития социального познания.

То есть для получения интеллектуальной новации бессмысленно моделировать случайные, недетерминированные процессы в человеческом индивидуальном «черном ящике», имеющем на входе неконечный, стохастичный поток данных, а на выходе — заведомо неоднозначный результат.

Рациональное обоснование появления новой идеи можно получить лишь при изучении и экстраполяции закономерностей движения человеческого знания как целого.

Хотя, опять же, следует подчеркнуть, что полученные выводы достоверны лишь в рамках принятой узкой трактовки термина «интеллект».

При понимании интеллекта как механизма адаптивного поведения, безусловно, возможно (и необходимо) проектирование локальных устройств, адекватно реагирующих на изменения среды.

Читайте также:  Опыт эксплуатации ipad 2 и его программное перерождение - хитрые советы

Однако, наверное, не следует тешить себя надеждой, что в результате такого адаптивного реагирования на внешние воздействия на выходе подобного «интеллектуального черного ящика» закономерно (или хотя бы случайно) появится какая-либо новая идея.

2004, ноябрь

Источник: http://PhilosophyStorm.org/node/5421

«Общество черного ящика»

В ближайшем будущем интернет может окончательно превратиться из освободителя в угнетателя. Вера в мечту об открытом интернете и в хакерскую этику с ее стремлением к информационной свободе постепенно угасает из-за вмешательств государств и международных корпораций.

T&P публикуют мнение американского адвоката и преподавателя права Дженнифер Грэник о том, что происходит с интернетом последние 20 лет и как нам его спасти.

Дженнифер Грэник

адвокат, директор центра «Интернет и общество» при Стэнфордском университете

Двадцать лет назад я хотела быть одним из тех, кто претворит мечту о свободном интернете в реальность. Как юрист я хотела защитить хакеров и кодеров от хищничества закона, чтобы они могли выполнять эту важную миссию. Но сегодня эта мечта умирает. Если не произойдут какие-нибудь драматические изменения, через 20 лет:

— вы не будете знать о решениях, влияющих на ваши права: все будет решаться компьютерными алгоритмами;

— интернет станет куда больше похож на ТВ и куда меньше — на глобальный разговор, который мы представляли себе 20 лет назад;

— существующие силовые структуры никуда не денутся: напротив, они обретут вторую жизнь и получат дополнительную поддержку, и разумеется, все это — во имя безопасности;

— дизайн технологий будет все больше способствовать цензуре и контролю.

https://www.youtube.com/watch?v=Flkx7ezg29w

Так не должно быть, но чтобы сменить курс, мы должны задать себе несколько жестких вопросов и принять ряд сложных решений.

Первые ограничения

Для меня мечта о свободном интернете началась в 1984 году с книги Стивена Леви «Хакеры: Герои компьютерной революции». Леви рассказывал историю о кодерах старой школы и инженерах, которые верили в то, что вся информация должна быть в бесплатном доступе.

Они представляли, что компьютеры дадут возможность людям самим решать, что правильно, а что нет, и, отталкиваясь от этого, разрабатывали принцип децентрализации.

Децентрализация была встроена в саму ДНК раннего интернета: «умные» конечные точки, но глухие каналы передачи данных, по которым любые творения человеческого разума и чувств добираются до тех, кто хочет их услышать.

В 1986 году я поступила в New College, университет гуманитарных наук в Сарасоте, Флорида. Его девиз — «Каждый студент ответственен за последнее исследование, которое он проводит в рамках своего образования». В том же году я прочитала «Манифест хакера», написанный Наставником (хакер Ллойд Блэнкеншип. — Прим.

T&P) и опубликованный в журнале Phrack. Стало ясно, что хакеры, как и мои однокурсники-ботаники из New College, не хотели, чтобы их кормили с ложечки интеллектуальной кашкой.

Они хотели свободного доступа к информации, подозрительно относились к власти и хотели изменить мир — сделать его местом, где люди могут бесконечно исследовать, где любопытство вознаграждается. Я начала пользоваться общественным интернетом в 1991 году.

Помню, как отправляла запрос о помощи в чат системному оператору, а потом смотрела, как сообщения, которые он печатал, возникают у меня на экране в режиме реального времени. Вот тогда-то я в действительности начала верить в то, что мечта о свободном интернете в один прекрасный день может осуществиться.

В том же году парень по имени Марти Римм написал «исследование», в котором говорилось, что распространение порнографии в интернете достигло ужасающих масштабов. Юридический журнал опубликовал статью, которую затем разрекламировала Times, и этого было достаточно, чтобы ко всеобщему воплю присоединился Конгресс.

Результатом этой киберпорно-истерии стал Акт благопристойности в телекоммуникациях (Communications Decency Act, CDA), который Конгресс провел в 1996 году, — попытка регулировать онлайн-порнографию. Для любителей порно это стало, наверное, большим разочарованием, но относительно CDA было кое-что похуже.

Чтобы остановить распространение порнографии, правительство решило, что интернет не целиком защищается Первой поправкой. И это значило, что оно может блокировать все что угодно.

Но оказалось, что Марти Римм и CDA не убили свободу интернета. Вместо этого случился странный поворот судьбы: в 1997 году в результате дела «Американский союз защиты гражданских свобод против Рино» Верховный суд США отменил CDA. Было сказано, что свобода самовыражения, предоставляемая Первой поправкой, полностью относится к интернету.

В единственной части, оставшейся от CDA, говорится, что интернет-провайдеры не обязаны охранять свои сети от порно или другого нежелательного контента и не могут попасть в неприятности, если им не удастся этого сделать.

Это условие CDA — причина, по которой интернет стал платформой для такого количества контента, сгенерированного пользователями: видео, комментариев, постов в социальных сетях и так далее.

Freedom to Tinker

Источник: http://www.chaskor.ru/article/obshchestvo_chernogo_yashchika_39882

Читать онлайн «Принцип «черного ящика»», автора Сайед Мэтью

Мэтью Сайед

Принцип «черного ящика»

Как превратить неудачи в успех и снизить риск непоправимых ошибок

© Matthew Syed 2015

© Караев Н., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2016

КоЛибри®

1

29 марта 2005 г. Мартин Бромили проснулся в четверть седьмого и пошел будить детей, Викторию и Адама, чтобы собрать их в школу. Весеннее утро выдалось дождливым. До Пасхи оставалось всего ничего. Спускаясь к завтраку, дети возбужденно галдели. Через пару минут к ним присоединилась их мама Илэйн, которая сегодня нежилась в постели чуть дольше обычного.

Прежде чем посвятить себя детям, Илэйн, жизнерадостная женщина 37 лет, работала в туристическом бизнесе. Сегодня ее ждал непростой день – она отправлялась в больницу. Илэйн два года мучили проблемы с околоносовыми пазухами, и недавно ей порекомендовали лечь на операцию, чтобы решить проблему раз и навсегда. «Не беспокойтесь, – сказал ей врач, – риск тут невелик. Это рутинная операция» [1].

Илэйн и Мартин были женаты 15 лет. Они встретились на деревенских танцах благодаря общему знакомому, полюбили друг друга и в итоге поселились вместе в домике в Норт-Мэрстоне, тихой деревне в сердце сельского Бакингемшира, в 50 км к северо-западу от Лондона. В 1999 г. у них родилась Виктория, двумя годами позже появился на свет Адам.

Жизнь Бромили, как и многих молодых семей, была непростой, но веселой. В прошлый четверг они впервые всей семьей летали на самолете, а в субботу ходили на свадьбу подруги. Илэйн хотела быстрее покончить с операцией – потом она могла бы несколько дней отдохнуть.

В 7:15 Бромили выехали из дома. До больницы семья добралась быстро. Всю дорогу дети болтали на заднем сиденье. Мартин и Илэйн не волновались по поводу предстоящей операции.

Хирург-отоларинголог доктор Эдвардс[1] был специалистом с огромным опытом – он работал врачом больше 30 лет и пользовался хорошей репутацией. Анестезиолог доктор Андертон работал в своей области 16 лет.

Опасаться было нечего.

В больнице их проводили в комнату, где Илэйн переоделась перед операцией в синюю робу. «Ну как, мне идет?» – спросила она Адама, тот хихикнул. Виктория забралась на кровать, чтобы мама почитала ей сказку. Мартин улыбался – он слушал эту сказочную историю уже во второй раз. Адам играл с машинками на подоконнике.

В какой-то момент заглянул доктор Андертон, чтобы задать супругам стандартные вопросы. Он шутил и был в хорошем настроении. Как и все хорошие врачи, он понимал, что перед операцией важно унять волнение пациента.

За минуту до половины девятого пришла старшая медсестра Джейн, чтобы увезти Илэйн на каталке в операционную. «Вы готовы?» – спросила она с улыбкой.

Виктория и Адам шли рядом с каталкой по коридору. Дети говорили маме, как рады будут увидеть ее через несколько часов – после операции. На пересечении коридоров их пути разошлись: Мартин увел детей налево, а медсестра повезла Илэйн направо.

Илэйн привстала и бодро сказала: «Пока!»

Пока Мартин с детьми шли к парковке – они хотели съездить в супермаркет, запастись продуктами на неделю и купить что-нибудь вкусненькое для Илэйн, например печенье, – каталку Илэйн вкатили в предоперационный покой. В этом помещении, смежном с операционной, делаются последние проверки и проводится общая анестезия.

С Илэйн был доктор Андертон – знакомое, ободряющее лицо. Он ввел в вену на тыльной стороне кисти Илэйн похожую на тростинку трубочку – канюлю, через которую анестетик попадает прямо в кровеносную систему.

«Мягко и нежно, – сказал доктор Андертон. – Вот так… и вы засыпаете». На часах было 8:35.

Анестетики – мощные лекарства. Они не только погружают пациента в сон, но и блокируют многие жизненно важные функции организма, которые необходимо поддерживать искусственно. Дыханию часто помогает ларингеальная маска – раздуваемая манжета, которую вводят через рот и размещают над дыхательными путями. Кислород закачивается в дыхательные пути и попадает в легкие.

Тут, однако, возникла проблема. Доктор Андертон не смог поместить манжету в рот Илэйн: ее челюстные мышцы свело – при анестезии такое бывает. Доктор Андертон ввел дополнительную дозу лекарств, чтобы расслабить мышцы, после чего попытался вставить в рот пару ларингеальных масок поменьше, но у него не получилось.

В 8:37, через две минуты после введения в наркоз, Илэйн стала синеть. Уровень кислорода в ее крови упал до 75 % (порог в 90 % считается «довольно низким»). В 8:39 доктор Андертон попытался надеть пациентке кислородную лицевую маску, которая закрывает рот и нос. Он по-прежнему не мог закачать воздух в легкие пациентки.

В 8:41 он решился применить отлаженную процедуру интубации трахеи – стандартный метод, который применяют в случаях, когда кислородная маска бесполезна.

Доктор Андертон начал с того, что ввел в кровь Илэйн паралитическое вещество, полностью расслабившее челюстные мышцы и позволившее раскрыть рот пациентки.

Затем он использовал ларингоскоп, чтобы осветить гортань и ввести трубку прямо в воздухоносные пути.

Источник: https://knigogid.ru/books/788335-princip-chernogo-yaschika/toread

Э.В.Ильенков. Тайна черного ящика

Предисловие к публикации

История написания Эвальдом Васильевичем Ильенковым знаменитого памфлета «Тайна черного ящика» связана с именем А.Т.Твардовского. Возрастная разница между ними составляла 14 лет.

Но в их судьбах прослеживается немало совпадений: Твардовский родился на Смоленщине, Ильенков – в Смоленске, оба учились в легендарном МИФЛИ – Московском институте философии и литературы, оба ушли на фронт, оба писали оттуда в газеты. К слову, отец Эвальда Васильевича Василий Павлович Ильенков был известным советским писателем, тоже работавшим на фронте.

Читайте также:  Почему вам стоит работать из кафе, даже, если у вас есть офис - хитрые советы

Твардовский часто бывал дома у Ильенковых в Камергерском переулке (тогда – проезд Художественного театра). Именно Твардовский предложил Ильенкову «разобраться» на страницах своего «Нового мира» с проблемой «искусственного интеллекта», которая активно дебатировалась в 60-е гг.

В ходе «разбора» Ильенков пришел к выводу, что искусственный, «машинный» интеллект никогда не сможет превзойти естественный и поработить его (а тогда такие опасения были «в моде»). Поработить естественный интеллект может только сам себя, хотя и не без помощи искусственного интеллекта, который будет совершенствоваться по мере усиления искусственного.

А самопорабощением естественный интеллект занимается уже давно и успешно, создав для этих целей особые машины – бюрократическую и военно-полицейскую машины государства. Не только буржуазного – государства вообще, как «аппарата насилия», по Ленину.

Проблема «машинного» интеллекта, таким образом, перерастала в проблему власти, управляющей государственной машиной. Редколлегия заняла «активно-выжидательную» позицию, сделав все возможное, чтобы «зажевать» публикацию, и Твардовский в этой ситуации ничего не мог предпринять. Зато позднее под обложкой книги «Об идолах и идеалах» (М.

: Политиздат, 1968) увидел свет один из самых замечательных текстов советской философии.Кстати, это — первая философская книжка, которую мне порекомендовал прочить на втором курсе отец — психолог Товий Васильевич Кудрявцев, который находился в давних и добрых отношениях с Э.В.Ильенковым. А самым близким другом того и другого был Василий Васильевич Давыдов, мой учитель.

Владимир Кудрявцев

Э.В.Ильенков
ТАЙНА ЧЕРНОГО ЯЩИКА

ИДЕАЛЫ И ИНТЕГРАЛЫ

Вчера я опять поругался с Адам Адамычем.– Вы реакционер, – сказал он мне на прощание, – философ вы, луддит новоявленный!А это всё слова, как вы понимаете, очень обидные. Луддитами называли себя некогда ломатели машин, видевшие в станках, которые ткали ситец быстрее и лучше, чем их умелые руки, своего смертельного врага, бездушного конкурента-разорителя.

Дело в том, что Адам Адамыч изобретает мыслящую машину умнее человека. А мне такая затея почему-то ужасно не по душе. И в этих моих настроениях Адам Адамыч усматривает ни много ни мало как отрицание кибернетики вообще, которое в его глазах оказывается чуть ли не неизбежным выводом из философии.

Он и не подозревает, что тем самым преступает границы подлинной кибернетики, так же как некогда преступали границы научной философии те философы, которые объявляли кибернетику лженаукой.– Мало ли чего Вам хочется? – отвечает мне Адам Адамыч, когда я говорю, что мне хочется, чтобы человек был умнее машины. – Вбили вам в голову, будто человек – венец творения, предел совершенства.

Тоже мне предел. Вы систему уравнений с пятью неизвестными целый день решать будете, да еще и ошибок наделаете. А мой Интеграл за полминуты с сотней-другой управится.И Адам Адамыч снисходительно на меня поглядывает.– Да, но Бах, но Блок, – как умею, отбиваюсь я, – ведь не может же машина…– Хватит, хватит, – обрывает Адам Адамыч. – Вчера мой Интеграл выдал «Интегральную фугу».

Это, правда, пока еще не Бах, но всё же. Если учесть что ему всего полгода… Ваш возлюбленный Бах в его возрасте…Здесь голос Адам Адамыча становится тихим и ласковым, а взор – задумчивым и нежным. Некоторое время мы молчим и не пререкаемся. Отцовские чувства Адам Адамыча мне понятны, и у меня пропадает охота спорить. Но это – эмоции. А эмоций Адам Адамыч не любит.

Он ценит только математически строгие выкладки и хочет одержать верх по всем правилам логики.– Вы должны понять, что человек – тоже машина, и что машины могут быть разные. Что мы называем машиной? Как известно, в кибернетике машиной называют систему, способную совершать действия, ведущие к определенной цели.

Значит, и живые существа, человек в частности, в этом смысле являются машинами. Нет никаких сомнений в том, что вся деятельность человеческого организма представляет собой функционирование механизма, подчиняющегося во всех своих частях тем же законам математики, физики и химии, что и любая машина.– Да, но все-таки человек качественно отличается…– Вот-вот.

Затвердили свое – качественно, качественно! Отсюда отнюдь не следует, что с помощью мышления, происходящего в мозгу, нельзя постичь тайны самого мышления и воспроизвести его аналог: создать аппарат – электронный, белковый или какой-либо другой, имитирующий черты мозга, существенные для процесса мышления.

Сомневаться в возможности познания процессов мышления – значит сомневаться в познаваемости мира! А за вашим «качественным отличием» кроется просто старинная вера в некое сверхъестественное, если хотите, божественное чудо сотворения мыслящей материи. Уши всем вы прожужжали этим «качеством»!– Адам Адамыч, согласен с вами.

Давайте называть «машиной» систему, способную совершать целесообразные действия. Тогда человека и в самом дела придется считать машиной.

Но как мы станем называть другие машины – скажем, вашу «Волгу», мою пишущую машинку, электровозы, прокатные станы, токарные станки? Ведь никаких целесообразных действий они совершать не способны, и, следовательно, машинами их назвать нельзя! Знаете, давайте-ка назовем их «человеками» – благо, это наименование кое для кого осталось «безработным» с тех пор, как они человека прозвали машиной…– Вы опять за свое. Качественные отличия, цель, разум, воля, идеальное, возвышенное, привлекательное, трогательное! Цветочки-незабудочки! Поэзия, беллетристика! Тысячи лет стараетесь, а ни одного из этих понятий точно определить не смогли. Тоже мне, язык науки! Сами не знаете, о чем говорите! Все зависит от того, что понимать под словами «мыслить», «цель» и так далее. Срисовали вы их смысл с человеческих образцов, вот и молитесь на самих себя, прикрываетесь насильственно ограниченным пониманием терминов. А почему не может быть мышления, совсем не похожего на ваше? Привыкли всё понимать по своему образу и подобию! А в век космонавтики не праздно предположение, что нам, возможно, придется столкнуться с другими живыми существами, весьма высоко организованными и в то же время совершенно на нас непохожими. Ни в чем. Как вы узнаете, способны или неспособны они мыслить, присущи им или не присущи эстетические переживания, идеалы красоты и прочее? А почему бы, например, высокоорганизованному и мыслящему существу не иметь какого-нибудь совершенно неожиданного для нас внешнего вида? Почему бы ему не походить на осьминога, на грибы, на океан, на плесень, распластанную на камнях далеких планет, наконец? Непременно у него должен быть нос и два глаза? Бедновата, очень бедновата у вас фантазия…– Адам Адамыч, а почему бы тогда не иметь ему и вид камней? И чем наши камни хуже марсианских? Вдруг они тоже умнее нас, только притворяются? Почему вы не заподозрите телеграфный столб в тайном пристрастии к мышлению? Что вы сами-то понимаете под мышлением? Под целью? И потом. Ведь оперируя всеми этими терминами, вы вторгаетесь в сферу философии. И раз вы уж начали философствовать, то…Вот тут-то Адам Адамыч на меня и рассердился.– Сами вы философ, – сказал он, – все, что вы говорите, – поэзия, беллетристика! А тут – наука! И не лезьте не в свое дело! Рассуждайте себе на здоровье про свои идеалы, а понятия науки будем определять мы. На естественнонаучном уровне строгости, заметьте себе. Вот подрастет Интеграл, мы и поручим ему очистить язык науки от всех ваших философских двусмысленностей! Это будет точный, однозначный, новый язык! Он вам не даст возможности глупо острить и каламбурить! А что касается мыслящей машины, так мы ее сделаем, будьте спокойны. Мышление – материальная функция материального органа, мозга, которую можно до конца познать и затем воспроизвести искусственно. И не будем повторять всех тех недостатков, которыми отличается живой мозг. Искусственный мозг будет совершеннее нашего с вами!Что я ему мог ответить? В его словах была своя правда, своя логика, такая же железная, как в бесстрастных выкладках Интеграла, который стоял рядом и без устали подмигивал мне сотнями своих кругленьких светящихся глаз.А на моей стороне было только какое-то неприятное чувство, шептавшее мне, что тут все-таки что-то не так. Но что именно? Почему меня не только не воодушевляют, но даже раздражают, возмущают вдохновенные мечтания Адам Адамыча о машине, которая рано или поздно научится и в шахматы играть изобретательнее Петросяна, и производством управлять разумнее, чем Госплан, и музыку сочинять прекраснее музыки Моцарта? Почему? А вдруг я и в самом деле косный консерватор, враг технического прогресса, луддит кибернетической эры? Вдруг я и в самом деле просто-напросто опасаюсь, что вызовут меня в один прекрасный день в отдел кадров и скажут, стараясь не смотреть мне в глаза: знаете, дорогой товарищ, мы к вам претензий не имеем, но… Прислали нам вчера устройство такое, разумное, дисциплинированное. Капли в рот не берет, не пререкается ни с кем, знай работает себе да работает. Что ему запланируют, то и пишет. Умница. И куда вас теперь девать – тоже заодно у него спросим. Оно уже не ошибется, все учтет, не то что мы, грешные.Неприятно? А что поделаешь? Что могут поделать эмоции против логики? Наука… Математика, кибернетика. Эффективность, оптимальность, информация, обратная связь. Черный ящик. Вроде бы все складно, логично… Нет, не могу вдохновиться эдаким. Чего-то здесь очень важного недостает. Чего? Попробую-ка разобраться.

ТАЙНА ЧЕРНОГО ЯЩИКА
Научно-фантастическая прелюдия

История эта произошла вчера и продолжалась что-то около одной тысячной доли секунды. Естественно, что сотрудники лаборатории по созданию Мыслящей Машины Умнее Человека и до сих пор не знают, какие удивительные события разыгрались у них на глазах.

Правда, конструктор Адам Адамыч уверяет, будто на какое-то мгновение в глазах Интеграла вспыхнул странно-яркий свет, похожий на свет разума. Но остальные лишь иронически пожимают плечами. В «Протоколах» записано, что сгорела, не выдержав чрезмерного напряжения, главная лампа мыслящего устройства.

Между тем, конструктор был прав. История эта действительно произошла вчера, на границе между шестой и седьмой секундами второй минуты после тринадцати часов.

Пересказать всю историю, промоделировавшуюся в мыслящих внутренностях машины и запечатленную на перфоленте ее запоминающего устройства, мы не в силах: нам просто не хватило бы на это всей нашей быстротекущей жизни.

Поэтому мы вынуждены ограничиться переводом стенограммы того поворотного события, которое свершилось за одну миллионную долю секунды до печального конца истории, кратко упомянув о тех предшествовавших ему происшествиях, без которых оно было бы и невозможно, и непонятно.

*****

Источник: https://tovievich.ru/book/korni/5640-evilenkov-tayna-chernogo-yashchika.html

Ссылка на основную публикацию